'
PSNet, developing for LiveStreet CMS
25 июня 2017

Что такое прямое действие?

Как прямое действие связано с монополией государства на принятие решений, с женским движением в Италии и организацией Черные Пантеры? Почему эта тактика так важна для анархистов и так эффективна для использующих её групп? Об этом и не только в коротком видеоликбезе о главной анархической тактике.

sub.media – коллектив, занимающийся созданием анархистских фильмов и радикального видео. Существует с 1994 года и за это время создал сотни роликов на разные темы — от шоплифтинга, до революции в Сирийском Курдистане. Подробнее смотрите на одноименном сайте.

Чтобы включить русские субтитры нажмите «сс».

«Прямое действие» — именно так чаще всего называют анархические тактики… и правильно, ведь это один из главных способов воплощения анархистских принципов автономии, самоорганизации и взаимопомощи на практике. Так что это, собственно, такое?

Итак… давая простое определение, прямое действие — это политическое действие, направленное на достижение конкретной цели или задачи и реализованное непосредственно человеком или группой без обращения к власти за санкцией. Сегодня это широкое определение охватывает множество действий… от вывешивания баннера, до побега из тюрьмы.

Само по себе прямое действие еще не говорит о взглядах тех, кто его реализует. Прямое действие — это тактика, а значит особый тип действия, которое может быть использовано для реализации разнообразных стратегий. Хотя вам не обязательно быть анархистом, чтобы осуществлять прямое действие или участвовать в нем, эта концепция имеет особое значение для анархистов и других антиавторитарных радикалов. Потому что своевременное и грамотно реализованное прямое действие может стать выходом из бесконечного круга представительной политики, достигшей высшей формы в государстве.
 
Немецкий философ Макс Вебер дал известное определение государства, как монополии на легитимное насилие. Другими словами, государственное насилие, неважно, отправляемое подписью политика, молотком судьи или дубинкой полицейского, это провозглашение легитимного принуждения и суровое напоминание о роли государства, как неоспоримого арбитра в социальном конфликте. Этот мандат включает в себя всё: от межличностных споров, которые дошли до суда или приезда полиции, до широких конфликтов, вырастающих из системного неравенства и структурных иерархий, присущих капитализму, колониализму, господству белых, эйблизму и гетеропатриархату.
 
В чистой виде, прямое действие не нацелено на переубеждение властьимущих, но стремится культивировать и утвердить силу тех, кто осуществляет действие. Когда люди осуществляют прямое действие, они отвергают монополию государства на принятие решений и отстаивают свою автономию, показывая пример другим. Например, вместо того чтобы просить политика голосовать против строительства трубопровода или обращаться в специальные органы, контролируемые государством, те, кто выбирают прямое действие, обычно считают более эффективным и воодушевляющим выйти и заблокировать стройку самостоятельно… напрямую.
 
Прямое действие может еще использоваться для налаживания сетей взаимопомощи. Пятьдесят лет назад Черные Пантеры столкнулись с повсеместной нищетой и отсутствием социальной помощи в своих сообществах. Вместо обращения к правительству или совести Белой Америки, Пантеры приступили к организации собственных поликлиник и завтраков для голодных школьников. Эти программы были частью более широкой стратегии по выстраиванию сильного сообщества. Начальник ФБР Дж. Эдгар Гувер назвал их главной угрозой национальной безопасности — под которой он понимал угрозу легитимности государства и структур белого господства, поддерживающих его.

Поскольку они пренебрегают официальными политическими инстанциями, а зачастую и самим законом, компании прямого действия неизбежно сталкиваются с полным набором тактик, направленных на возвращение финансируемых государством или корпорациями НГО, чтобы продвинуть изменения в тактиках или руководстве, вплоть до жестких репресси, вроде массовых тюремных заключений и заказных убийств, выполняемых государством и военизированными формированиями.
 
Хотя как тактика, прямое действие существует наверно, столько же, сколько существует бунт против иерархий, сам термин возник в раннем рабочем движении, когда так называли воинственные практики вроде промышленного саботажа и несанкционированных забастовок. Физически блокируя производство и коллективно защищаясь от репрессий, рабочие вынуждали своих начальников-капиталистов идти на уступки. Широкое применение этой тактики привело к легализации профсоюзов и огромному количеству уступок, направленных на возвращение наиболее радикальных частей рабочего движения под государственный контроль.
 
Наиболее заметный всплеск прямого действия в новейшей истории произошел в Италии в 1970-х годах. Столкнувшись с жилищным кризисом, вызванным капиталистической реструктуризацией экономики, тысячи мигрантов с юга страны сквотировали многоквартирные дома и физически защищали семьи от выселения. Когда государство попыталось повысить стоимость проезда и тарифы на электричество, тесятки тысяч людей отказались платить известной как «самопонижение».
 
Италия была в то время глубоко религиозной, консервативной и строко патриархальной страной в которой и аборты
и разводы были запрещены. В этой ситуации, смелое женское освободительное движение организовало сеть подпольных клиник с врачами и медсестрами, предоставляющих тысячи волонтеров, с необходимыми навыками для осуществления качественных и безопасных обортов. Прямое действие в сфере репродуктивного здоровья дополнялось массовыми и регулярными демонстрациями, призывающими к легализации абортов, которые в конечном итоге достигли своей цели.
 
В современный период растущей поляризации, неопределенности и незащищенности, прямое действие предлагает нашим движениям способ выстраивания и защиты нашей коллективной силы для защиты наших сообществ и борьбы за мир в котором мы хотим жить.

Перевод с английского — библиотека «Вольная Думка»

?

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Оставить комментарий