'
PSNet, developing for LiveStreet CMS
23 января 2017

О чем не сказал Маркс? Вопросы экономики нового общества.

Идея нового общества, альтернативы капитализму, не умирает и умереть не может. Причиной тому является сам капитализм с его никуда не исчезнувшими войнами, регулярными кризисами, бедностью и нищетой, соседствующими с роскошью и богатством. Рождаются новые проекты общественного переустройства (например, «проект Венера» Ж. Фреско) акцентуируются давно известные. Ко второй группе относится недавно появивщийся в сети пространный, многокилобайтный труд коллектива «Посткап» «Кризис и коммунистическая перспектива», который и разбирается в данной статье, но не ради самой по себе критики какого-то текста, а ради того, чтобы понять принципиально важные вопросы «в какой форме возможно функционирование нового, альтернативного общества и, напротив, как оно не должно быть устроено?».

Начнем с того, что чтение этого объемного текста вызывает странное ощущение (впрочем, это свойственно многим марксистским текстам «после Маркса») — вроде бы все логично и убедительно, но не покидает чувство, что где-то в этой цепочке рассуждений наличествует изъян, причем такой, который грозит обрушить всю конструкцию. И где же этот изъян? Давайте разберемся.

Авторы абсолютно верно указывают на главное отличие коммунистической формации от капитализм. При капитализме удовлетворение потребностей людей не является целью производства, цель кап. производства — прибыль. Продукты труда существуют в форме товаров. Никто при капитализме не будет ничего производить, если не сможет извлекать прибавочную стоимость. С другой стороны, никто не сможет потреблять, если у него недостаточно денег, чтобы купить товар. Системная разбалансировка производства и потребления, самовозрастание стоимости как первейшая необходимость — в самой экономической структуре капитализма заложена неизбежность регулярных кризисов и перманентно неэффективного использования ресурсов. Иррадируя в сферу политического, противоречия кап. экономики обуславливают неизбежность конфликтов и войн — торговых, «гибридных», «холодных» и «горячих». Коммунизм убирает от продукта труда товарную форму, упраздняет меновую стоимость. Целью производства при коммунизме становится удовлетворение потребностей людей, вне отчужденных экономических форм и политических структур.

Но тут кроется большая проблема, не замечаемая марксистами «после Маркса». С виду кажется, что «удовлетворение потребностей людей» — вещь самоочевидная и не требует объяснений. Каждый человек знает, что у него есть потребности, проецирует себя в ситуацию, когда взамен отданного им труда его потребности удовлетворяются. Однако же… Возьмем только лишь самые что ни на есть базовые потребности — в пище, в одежде, в жилище. Кому-то нравится вегетарианская еда, кто-то ее на дух не выносит. Кто-то носит юбку, а кто-то не может представить себя в ней. Кто-то хочет жить в многоквартирном доме, а кто-то страстно желает жить в отдельном домике. Уже на этой низшей ступени человеческих потребностей мы видим их невероятное качественное и количественное разнообразие, которое только увеличивается в геометрической прогрессии по мере их усложнения. Но ведь есть еще и групповые человеческие потребности! Например, потребность шахматистов в досках, шахматных фигурах, помещениях для своих клубов и соревнований. И еще, потребности людей ведь не статичны. чем более развито общество, тем быстрее растут и меняются потребности людей. Мы видим, таким образом, стремящиеся к бесконечности ряды индивидуальных и групповых потребностей. И все эти потребности надо каким-то образом учитывать, так сказать «обрабатывать», для того, чтобы удовлетворять.

Перед любым обществом, хоть капиталистическим, хоть коммунистическим, стоят следующие задачи, которые нужно решать в оперативном режиме: «Что производить? Как (какими средствами, методами, способами) производить? В каких количествах производить?»

Капитализм решает эти задачи посредством стихийных, вне контроля людей находящихся, рыночных механизмов, колебания цен, баланса спроса и предложения. А как будет решать эти задачи социализм и коммунизм? Об этом Маркс ничего не сказал. Он оставил после себя лишь самые абстрактные положения — упразднение частной собственности на средства производства, обобществление, упразднение наемного труда и товарной формы, удовлетворение потребностей людей как цель производства. И надо сказать, что это не минус Маркса, а еще одно подтверждение его подлинно научной компетенции. Маркс не был фантазером и прожектером, и поэтому справедливо полагал, что конкретные механизмы функционирования формации, идущей на смену капитализму бессмысленно описывать a priori, что это дело опыта исторического социального движения.

И один такой опыт у нас теперь имеется. Это опыт «строительства социализма и коммунизма» в СССР и странах «соцлагеря». Вопросы что, как и в каких объемах производить были отданы органам централизованного планирования. Подобная экономическая система (мы здесь сознательно выносим за скобки вопрос о том, можно ли считать ее социализмом или это был госкапитализм или же некий недо-социализм) способна работать только если наличествуют два необходимых условия: 1) разветленный бюрократический аппарат с одной стороны и 2) искусственными методами создаваемая однородная общность людей, управляемая и контролируемая извне, с другой стороны. Самоуправление и самоорганизация, свободная ассоциация непосредственных производителей, о которой писал Маркс, несовместима с данным типом общества. Известный ученый-экономист Фридрих фон Хайек, хотя и являлся откровенным апологетом свободного рынка, тем не менее довольно убедительно, в каком то смысле, можно сказать, с позиции материализма показал, что одно только подчинение всей экономической жизни органам централизованного планирования неибежно приводит к утрате как личных, так и общественных свобод, к жесткому контролю над духовной жизнью общества, к тоталитаризму. Осуществляя всеобщий учет и контроль в экономике, устанавливая пропорции производства, распределяя материальные блага и решая, по своему усмотрению, какие материальные потребности нужно, а какие ненужно удовлетворять, вводя всеобщую трудовую обязанность и распоряжаясь трудовыми ресурсами, аппарат, посредством партии, ее «приводных ремней» (от профсоюзов до пионеров), а также тайной полиции, подобным же образом начинает руководить всей нематериальной сферой общественной жизни. Ни одна область не остается вне контроля и подчинения, даже безобидные, казалось бы, шахматисты. «Мы должны раз и навсегда покончить с нейтральностью шахмат и бесповоротно осудить формулу „шахматы для шахмат“, как и „искусство для искусства»-заявлял с высоких трибун нарком юстиции СССР Николай Крыленко.

Если при капитализме человек зависит от слепой неуправляемой рыночной стихии, то в данной системе он поставляется в зависимость от своих взаимоотношений с бюрократическими органами. Его благосостояние, а зачастую и сама его свобода и жизнь зависят от благосклонности отчужденного аппарата. Это неверный путь, который ведет человечество не в царство свободы, а к рабству.

Ну а что же нам предлагает «коллектив Посткап»? Увы, все тоже самое и даже хуже. «Коммунистическая форма … охладит перегретые сферы промышленности и рассредоточит человеческие муравейники, покончив с категориями деревни и города» — пишут поскаповцы. Охлаждение «перегретых сфер промышленности» и «рассредоточение городов-муравейников» явно не мыслится здесь как естественный процесс, потому что в другом месте авторы сообщают, что они уже «знают как надо» — нет, не переселять в индивидуальные коттеджи, а уменьшать высоту зданий и распылять жилье и инфраструктуру. Кто будет этим заниматься в новом обществе? Очевидно, централизованные планирующие органы. Мы помним, как «рассредоточением городов» в рамках своего понимания коммунизма занимались полпотовцы. В своей группе в соцсети посткаповцы идут еще дальше, так далеко, как не заходили даже в СССР. Любые, вплоть до зубной шетки, личные вещи могут быть только в пользовании у человека. Или, например, посткаповцы решили, что формат обычного частного автомобиля на 1 — 5 мест это нерационально, это создает пробки. А посему следует вывод — «коммунистическая программа немыслима без запрета и вытеснения частного транспорта». Останется только общественный транспорт, который посткаповцы постараются организовать наиболее рациональным, по их мнению образом, так же, как советские бюрократы в свое время пытались организовать рациональное водоснабжение Средней Азии путем переброски туда сибирских рек (рационализированное безумие, чреватое экологической катастрофой, было остановлено общественностью на заре Перестройки). Истина такова — если посткаповцы и их единомышленники будут завтра запрещать автомобили, то послезавтра они будут возводить новый ГУЛАГ (и некоторые из них туда же и попадут).

Нет, такой «марксизм» нам не нужен. Но есть ли иная альтернатива, возможно ли вообще удовлетворение потребностей как без опосредования рынком и стоимостью, так и без диктата централизованных планирующих органов? Да, есть такая альтернатива. Она состоит в том, что взимодействие субъектов производства и потребления, предприятий и людей, осуществляется не посредством «невидимой руки рынка» и не с помощью бюрократа, а с помощью технологии, с помощью децентрализованной компьютерной системы. Это не утопия, а уже сейчас для этого есть реальная техническая возможность. Современные компьютерные технологии позволяют обрабатывать в режиме реального времени и годами хранить немыслимые объемы информации. Например — телефонные разговоры миллиардов людей. Биржа, сердце системы свободного рынка, автоматизирована. В настоящее время, 50% сделок на любых биржах мира совершаются роботами-компьютерами, Их специальных программы анализируют рыночную информацию и самостоятельно принимают решение о покупке или продаже активов. Или например, компьютерный процессинг, обслуживающий сотни миллионов держателей банковских карт. А в скором времени, благодаря революционной квантовой технологии, производительность и быстродействие компьютерных систем возрастет сразу на несколько порядков.

Идеи замены бюрократа автоматизированной системой управления (АСУ) появились в СССР еще в конце 50-х годов XX века (проф. А.И. Китов, ак. В.М. Глушков), однако, по вполне понятным причинам, они встретили ожесточенное сопротивление правящей бюрократии. Политические причины иного рода положили конец успешному проекту Киберсин1971-1973 годов, практически осуществлявщемуся чилийским правительством Сальвадора Альенде. Эти проекты успешно реализовывались еще до появления компьютеров современного типа, на вычислительных машинах, основным носителем информации в которых была картонка-перфокарта (согласно подсчетам, гигабайт информации, представленной в виде перфокарт, весил бы 22 тонны) и еще до появления интернета. Современные же компьютеры предоставляют техническую возможность полного отстранения фигуры бюрократа, как и капиталиста, от экономики.

Но, кроме технической стороны дела, есть еще фундаментальная организационная сторона. Прежде чем говорить о модели функционирования экономической системы нового общества, необходимо заметить, что, в силу ее принципиального отличия от капитализма, многие привычные нам понятия рыночной экономики, как например — деньги, товар, себестоимость и т. д., в ней просто теряют смысл. Для ее описания нужно либо придумывать новые слова, либо заключать привычные термины в кавычки. Основные принципы механизма новой экономики таковы:

  • Обобществление средств производства при сохранении для всех желающих возможности независимого индивидуального или коллективного труда (такой единоличник или кооператив предлагает обществу продукты, в том числе и услуги. Эти продукты в режиме онлайн учитываются в Автоматизированной Системе Управления Экономикой. Данные субъекты экономической деятельности получают не прибыль, а «зарплату», размер которой, вне пределов Безусловного Социального Пакета (см. ниже), никак не лимитирован и зависит только лишь от «спроса» на продукт).

  • Отмена наличных и безналичных денег. Предприятия оперируют неденежными показателями эффективности (количество затраченного труда, объем затраченных материальных ресурсов, количественные и качественные показатели основных фондов и т. д.). Работники (они же конечные потребители) соответственно продолжительности и вида своего труда получают «зарплату» на индивидуальный электронный носитель информации (аналог современных банковских карт), расчитанную в условных счетных единицах. Соответсвенно, отменяются банки и все что с ними связано — кредит, вклад, процент и т. д.

  • Принудительный труд, т. е. обязанность всех членов общества трудится, не допускается. Ибо труд как потребность невозможно воспитать из под палки. Если несколько процентов населения не будут работать, новое общество не развалится. Более того, для всех членов общества, вне зависимости от занятости и возраста, должен быть введен Безусловный Социальный Пакет (аналог бурно обсуждаемого в последнее время капиталистического Безусловного Основного Дохода), обеспечивающий удовлетворение минимального набора потребностей

  • Самоорганизация и самоуправление как форма всей экономической и общественной жизни. Предприятия не являются низовым элементом бюрократической вертикали. Они — свободные ассоциации работников — непосредственных производителей. Вся «власть» на предприятии принадлежит его работникам. Предприятия взаимодействуют с другими экономическими агентами совершенно свободно. Автоматизированная Система Управления Экономикой предлагает предприятию наиболее оптимальные решения исходя из конкретных факторов производства и «спроса», но предприятие имеет возможность самостоятельного решения. Например, выбрать из равноценных поставщиков какого-то конкретного поставщика. Или даже выбрать наихудщего контрагента (только это лишено всякого смысла, ибо коммерческий подкуп экономически невозможен в такой системе).

  • Отсутствие какой либо централизованной иерархической инстанции, определяющей виды и характер «легитимных» потребностей и регулирующей распределение материальных и духовных благ. То есть, никто не может «сверху» запретить индивидуальные легковые автомобили, на основании того, что их использование якобы «не-рационально» или же запретить, как «антиобщественные продукты», алкоголь и табак. То или иное самоуправляемое территориальное образование (коммуна, федерация и т. п., так как ни государств, ни границ в новом обществе не будет, основной единицей станет локальное территориальное образование) может, например, ограничить потребление алкоголя, но это свободное волеизъявление самих жителей данной территории и те, кто с ним не согласны, вольны переубеждать своих соседей и добиваться пересмотра решения (ну или, если уж очень хочется, переехать в соседнюю коммуну).

Все это очень хорошо, скажут некоторые, но как же с драйвером инноваций и качества производимых продуктов? В рыночной экономике таким драйвером выступает стремление капиталиста сбыть товар и получить прибыль, а что в новом обществе?

Во-первых, в общем смысле, таким драйвером является сама цель производства — удовлетворение потребностей. Ведь каждый хочет, чтобы его потребности удовлетворялись наиболее полно и качественно, а производство находится не в руках кучки капиталистов или бюрократов, а в руках самих непосредственных производителей. Бюрократу вообще, как правило, нет дела до качества и иноваций. Но и капиталисты часто продают некачественный товар и обманывают потребителя с помощью маркетинговых ухищрений. Однако, нельзя обмануть компьютерную систему и не имеет смысла для предприятий и работников обманывать самих себя. Если предприятие производит некачественный товар, то другое предприятие или человек — конечный потребитель, подает через интернет рекламацию в АСУ. АСУ понижает рейтинг данного предприятия, контрагенты не хотят иметь с ним дело. Также в рейтинге учитывается внедрение инноваций, рейтинг повышается, если предприятие внедрило иновации. Если рейтинг снижается до «мусорного» или нулевого уровня, то самоуправляемая территориальная община должна рассмотреть вопрос о закрытии этого предприятия. При всей свободе хозяйственной деятельности и самоуправлении трудового коллектива, коммунистическое предприятие не есть групповая собственность его работников и не является отдельным субъектом экономического процесса наподобие капиталистической фирмы. Оно — живая клеточка единого организма общественного производства. Если организм чувствует сигналы, что с данной клеткой или группой клеток что-то не так, он предпринимает меры к их исцелению.

Во-вторых, драйвером иноваций и качества в новом обществе может быть и своего рода материальная заинтересованность. Допустим, есть какой-либо инноватор или группа инноваторов. Этот человек или коллектив размещает в сети или/и специальной инфосистеме свой проект и получает реакцию от потребителей (предприятий и/или людей) и оценку экспертов. Если проект встречает заинтересованность — он реализуется, а инноватор получает не только почет, но и материальное «вознаграждение». То есть, это что-то наподобие современного краудфандинга, но без необходимости автору проекта вкладывать свои силы и средства в рекламу и привлечение внимания к проекту (все это осуществляется за общественный счет). Аналогичный механизм можно применить к дизайну продуктов индивидуального потребения. Коллективы или отдельные дизайнеры представляют на специальных сайтах дизайны одежды, мебели, жилья и т. п. Если дизайн собирает достаточно заявок, он запускается в производство.

Несоответствие общественного характера производства частной форме присвоения — основное противоречие капитализма. Бюрократический социализм не есть разрешение этого противоречия, ибо стоящая над обществом планирующая и управляющая бюрократия никоим образом не придает производству общественную форму присвоения. Присвоение остается частным (групповым). Самоорганизованное и самоуправляемое общество, свободная ассоциация непосредственных производителей в терминологии Маркса, которое использует находящиеся под ее полным контролем автоматизированные системы управления экономикой как инструмент в своих руках, наподобие того как кузнец использует молот чтобы ковать нужные людям изделия — единственное, что устанавливает соответсвие характера производства и формы присвоения. Человечество неибежно придет к такому обществу. Вопрос только в длительности пути и цене, которую придется платить за инерцию мышления, невежество, сабботаж назревщих перемен.

Денис Деев.

Группа "Элефтерология"

?

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Оставить комментарий