'
PSNet, developing for LiveStreet CMS
03 января 2017

В начале неведомого века. Истоки и смысл правого антиглобализма (трампизм, путинизм и т. д.).

Еще весной 2016 года многочисленные эксперты и комментаторы не верили, что Трампу удасться даже стать кандидатом от республиканцев, не то что выиграть выборы. Аналогично, даже те многие британцы, кто голосовал за Brexit, не верили, что большинство выскажется за выход из ЕС. И вот уже на подходе Фийон во Франции, и, главное, далеко не ясна перспектива победы бундесканцелерин Меркель на предстоящих выборах в Германии. Уже вполне очевидно, что мы имеем дело не со случайными сбоями системы, а со сформировавшейся идеологической и политической повесткой дня, которую можно назвать правым антиглобализмом(если кто помнит, было в начале 2000х годов такое низовое движение, в наше время уже полностью сошедшее на нет, как антиглобалистские форумы, многочисленные демонстрации и митинги на западе против капиталистической глобализации и т. п. — так вот это левый антиглобализм).

Мы не поймем в чем причина возникновения и подъема правого антиглобализма, мы поставим самих себя в положение >«глупеньких жертв обмана и самообмана», если не установим, какие социальные группы стоят за этим процессом и каковы их интересы. При этом нужно учитывать, что за масштабными социальными движениями, как правило, стоит не один социальный слой или класс. Как правило, мы имеем дело с совпадением интересов двух, трех и более социальных групп, которые в определенной области и на определенное время выступают совместно. Это явление итальянский мыслитель-марксист Антонио Грамши назвал «историческим блоком». Примечательно, что конфигурации исторических блоков могут быть самыми различными — например, часть господствующего класса может выступать совместно с частью социальных низов.

Недавно автору этих строк довелось случайно послушать по радио известного режиссера и потомственного боярина Никиту Михалкова. Как и подобает творческому человеку, Никита красочно живописал людей, в действительности принесших победу Трампу — «суровые крепкие мужики, простые работяги и фермеры, чуждые всяких нетрадиционных ценностей». Американский «Уралвагонзавод», коротко говоря… Надо признать, что старый придворный прав. Посмотрите статистику и американские источники. Победу Трампу принесли штаты, в которых в наибольшей степени сосредоточен индустриальный пролетариат Америки — Пенсильвания, Мичиган, Огайо, Висконсин. В 2008 и 2012 эти штаты выигрывал демократ Обама. Сам Трамп отчетливо понимает, кому он обязан Белым Домом — «As I’ve said from the beginning, ours was not a campaign, but rather an incredible and great movement made up of millions of hard-working men and women who love their country and want a better, brighter future for themselves and for their families» («Как я и говорил с начала, с нашей стороны была не кампания, а скорее невероятное и великое движение, созданное миллионами трудящихся мужчин и женщин, любящих свою страну и желающих лучшего, светлого будущего для себя и своих семей»).

Та же самая картина и в Европе. За Brexit и правых консерваторов, евроскептиков-антиглобалистов, здесь голосуют отнюдь не представители продвинутых профессий современной постиндустриальной экономики, не айтишники-программисты и не мобильный квалифицированный прекариат, тесно связанный с глобализацией и заинтересованный в ней. За них голосуют и их поддерживают отстатки старого индустриального пролетариата и, частично, неквалифицированный прекариат.

В чем интерес этих низов, этих «millions of hard-working men and women» в правом антиглобализме? Тут далеко не только то, что лежит на поверхности и мусолится медиа, далеко не только проблема конкуренции на рынке труда, вызванная потоком мигрантов и вынос индустриальных производств в развивающиеся страны. Есть и более глубокий и отчетливо не осознанный интерес. А именно, угроза, которую несет этим слоям научно-технический прогресс. Мы стоим на пороге тектонического скачка в развитии технологий, который может быть сравним с «неолитической революцией» (когда в результате совершенствования орудий труда произошел переход от присваивающей дары природы экономики охотников и собирателей к производящей экономике земледельцев и скотоводов) и «промышленным переворотом» (изобретение машин и начало индустриальной эры). На повестку дня становится смена энергетической парадигмы (уход от нефти и газа), создание искусственного интеллекта (ИИ), и далее полная автоматизация производственных и роботизация великого множества непроизводственных процессов на основе ИИ. Индустриальный рабочий станет ненужен этой новой экономике. Ей будет нужен программист-разработчик, программист-оператор-контролер ИИ.

Но как такое возможно, чтобы индустриальный пролетариат, с которым в свое время связывалось так много надежд на радикальное обновление мира, вдруг стал выступать с реакционных позиций и даже более того, вступил в исторический блок с консервативной частью господствующего класса? Смотрите что нам показывает история. Крестьянство на протяжении веков, в рамках феодализма, было прогрессивным классом. Из него, как основного угнетенного класса, формировалось городское население (ремесленники, торговцы, прото-буржуазия), оно не раз поднимало восстания против господствующей феодальной системы. Наконец крестьянство, до определенного момента поддерживало буржуазные революции (речь идет о Франции, Центральной и Восточной Европе, ибо что касается Англии, там крестьянство старого типа — то есть как антагонист класса феодалов, было ликвидировано в процессе «огораживания», в США же с самого начала не было крестьянства старого типа). Однако после победы буржуазных революций крестьянство в рамках новой социальной структуры во многих странах зачастую стало играть консервативную и реакционную роль. Например, при бонапартизме во Франции образовался исторический блок крупной буржуазии, чиновничества и парцельного крестьянства. В XX веке, в период между двумя мировыми войнами, в Польше, Финляндии, Прибалтике, Венгрии, Румынии и Болгарии крестьянство выступило основной силой местных авторитарных реакционных диктатур.

Кто же еще, помимо индустриального пролетариата и неквалифицированного прекариата входит в право-антиглобалистский исторический блок? Это магнаты добывающего, энергетического и индустриального сектора экономики, короли нефти, газа, угля и руды. А также та часть банковского, финансового и медийного сектора, которая наиболее связана с ними. Изучите персоналии Администрации Трампа. Фигурально выражаясь, там нет креатур коллективного Илона Маска, там есть тиллерсоны и айканы, представляющие, как и сам Трамп, вышеуказанные сектора бизнеса.

В чем состоит интерес право-антиглобалистской капиталистической элиты? Очевидно, что революционные изменения в технологиях несут угрозу их бизнес-моделям. Кому нужен будет Exxon Mobil (как впрочем и «Роснефть»), когда человечество станет обходится без нефти и газа?И тут возможны два варианта реакции. Либо они рассчитывают на то, чтобы каким-либо образом если не совсем остановить технологическую революцию, то, по крайней мере затормозить ее на срок, чем длительнее, тем лучше. Либо, если они умнее, они попытаются притормозить процесс на такой срок, который необходим им для того, чтобы подготовится к наметившемуся технологическому рывку. Это позволит им перестроится, в худщем случае минимизировать потери, а в лучшем случае — перехватить пальму первенства на новых рынках.

В России право-антиглобалистская повестка была озвучена задолго до появления трампизма. Тут, конечно, нет никакой коллизии между старой и новой «технологической» элитой. Как нет у нашей унифицированной элиты и надежд занять достойное место под солнцем в новом, постнефтяном мире сплошной автоматизации и роботизации. Возможно, в том числе и поэтому местная элита отличается повышенной агрессивностью. В России также наличествует описанный выше исторический блок. Это наглядно видно, в том числе, из того факта, что почти все российские левые, так или иначе репрезентирующие в публичном пространстве индустриальный пролетариат и низкоквалифицированный прекариат, прямо или косвенно поддерживают внешнеполитический курс власти.

У кого-то может создастся впечатление, что мы, дескать, симпатизируем более продвинутой, «технологической» фракции буржуазии. Это не правильное понимание. Можно с уверенностью сказать (об этом говорит вся история прорывов в области технологии в эксплуататорских обществах), что новый виток научно-технической революции на базисе капитализма совсем не обещает нам дивный мир процветания и гармонии. Неизбежны острые социальные конфликты, обострение социальных, культурных, мировозренческих и прочих противоречий. Такое развитие неизбежно в обществе, где плоды науки и техники служат в первую очередь существованию и воспроизводству системы неравенства и подавления. Современный капитализм, как и прежде, продуцирует проблемы гораздо быстрее, чем находит для них решение или, хотя бы, способ их смягчения. Безболезненная апроприация достижений науки и техники возможна лишь тогда, когда эксплуатируемые и угнетенные перестанут быть частью главной проблемы — капитализма, и станут частью решения — нового общества подлинного равенства и подлинной свободы.

Денис Деев.

Группа «Элефтерология»

?

Комментарии (1)

RSS свернуть / развернуть
avatar
Хорошая постановка проблемы, и неверное ее решение, потому что никакой новой технологической революции, к сожалению, не предвидится.

Оставить комментарий