'
PSNet, developing for LiveStreet CMS
28 февраля 2016

Мир-как-картина или мир-как-фейерверк? Наброски к дискретной диалектике.

Разумеется, не марксистская философия явилась причиной провала попыток марксистов изменить мир, но провал этих попыток указывает на то, что философия марксизма должна, в ряду прочих составных частей марксисткой теории, подвергнуться беспристрастному критическому анализу. Это своего рода моральный императив для каждого мыслящего человека, действительно желающего радикального изменения, в то время как не проведение такой процедуры догматиками суть их собственное добровольное отречение от мысли (и дела). О важности же проблемы говорят факты из самой истории марксизма. С чего начинался марксизм? Не с политэкономии и социологии, а с того что Маркс и Энгельс штудировали немецкую классическую философию и перерабатывали ее в оригинальную философию марксизма. И далее, когда Ленин в 1914 году столкнулся с грандиозными историческими переменами (мировая война, предательство социал-демократов и др.), что он сделал? Чтобы осмыслить все это он засел в Цюрихской кантональной библиотеке за труды Гегеля, Аристотеля, Фейербаха и других философов. Так вот, мы живем в эпоху перемен, сравнимых по масштабам с событиями столетней давности. И чтобы осмыслить их адекватным образом, необходим прорыв на покинутом поле философской мысли.

Отталкиваясь от доказанных историческим опытом теоретических ошибок классической марксисткой философской мысли, а также и от последующих, показавших свою ограниченность попыток исправить эти ошибки, мы должны придти к новому пониманию диалектики.

Что же это за ошибки? Ключевым фактором неадекватности философии марксизма является унаследованная им от гегельянства тенденция к построению всеохватной системности. Также как и гегелизм марксизм представляет картину мира — иерархическую систему явлений и соответствующих им понятий, связанных диалектическими отношениями тождества и противоречия. Как в любой картине живописца эпохи пре-модерна и модерна здесь наличествует жесткая структурная композиция, статичные центральные и второстепенные фигуры, подчинение отдельных объектов целому, подчинение части целому.Эта диалектическая система якобы существует и в природе, и в обществе, и в головах людей, а движение ее приводит к синтезу, отрицанию отрицания, возникновению через это новых явлений и т. д. Как блестяще показал Адорно, в этой оптике игнорируется все, что не укладывается в рационально сконструированное понятие, все индивидуальное, единичное, субверсивное, атипичное. Позитивная направленность марксистской диалектики, продуцируемые ею результаты закономерным образом обесцениваются таким образом. Если буржуазный позитивизм видит перед собой только факты и создает некие утилитарные квази-систематизации фактов, то мышление марксиста исходит не из опыта, а из предзаданной жестко структурированной и в месте с тем крайне разветвленной и изощренной системы, под которую подгоняются любые факты. Демонстрации этого мы это видели в советские времена, когда любое колебание генеральной линии партии теоретически обосновывалось с помощью диалектики, можем наблюдать это сейчас, когда любой подкованный в теории марксист выведет из фактов именно то обоснование, которое ему по каким то причинам необходимо в данный момент вывести.

Основополагающая черта философии марксизма – тотальность, целостность. При этом марксистская тотальность строится на отношениях субординации. За частью, особенным, единичным и индивидуальным, признается,  конечно, бытие, но это бытие подчинено целому, всеобщему. Например, государство – всеобщее, выступает как реальность, сосредоточение, нервный центр бытия особенного (социальных групп, классов) и единичного (конкретных индивидов – членов общества). Исходя из этой оптики, марксистская традиция часто девальвирует особенное и индивидуальное, а в наиболее радикальных своих вариантах относится к нему нигилистически. Марксистская мысль намертво прилипла к тотальности, погрузилась в движение абстрактных всеобщих категорий, игнорируя живое становление особенного и единичного.

Марксистская философия допускает существование абсолютных истин. И в качестве таковой отправным пунктом гносеологии служит постулат о том, что материя первична. Мы не утверждаем, что это не так. Но более корректным в философском смысле является такая постановка вопроса, когда в качестве исходного пункта познания берется не абсолютная истина, а опыт.

Однако, означает ли все вышесказанное, что мы должны устремится в другую крайность и не критически взять на вооружение негативную диалектику Теодора Адорно, с ее отрицанием принципа системности и тождества? Нет. Системность системности рознь. Если система понимается как жестко структурированная, предзаданная миро-картина, то такая система непродуктивна. Если система базируется на обобщении опыта, фактов, если она не носит самодовлеющий характер, то она обладает большой познавательной ценностью.

В этой связи стоит обратить самое пристальное внимание на тектологию А.А. Богданова ибо развиваемый им системный подход, хотя и страдает, в некоторой степени, излишним универсализмом, тем не менее, лишен недостатков марксисткой системности, исходит из опыта, а не абсолютной истины. Рассмотрение эмпирически данныхсистем как стремящихся к равновесию, признание принципа взаимосвязи явлений (ингрессия) — эти черты богдановской тектологии позволяют нам удержать и сохранить то ценное, что есть как в позитивной диалектике Гегеля и Маркса, так и в негативной диалектике Адорно.

И опять таки это не означает, что мы должны просто взять и не критически использовать философию Богданова. Ибо Богданов, как и Маркс, рисовал миро-картину. Миро-картина Маркса — движение материи по законам диалектической системы. Миро-картина Богданова — монизм (единство) человеческого опыта. И ради осуществления этого монизма, ради своей версии философии тождества Богданов использует «понятийное насилие» (в терминах негативной диалектики Адорно).

Итак, исходя из данного анализа, вырисовываются контуры нового философского мышления. В тезисной форме:

  1. Абсолютных истин не существует.

  2. Исходным пунктом познания является опыт.

  3. Нет никакой «диалектики природы». Диалектика только в наших головах.

  4. Вместо самодовлеющей понятийной системы, под которую подгоняются факты, необходимо использовать принцип органичной системности, основанной на обобщении опыта и учитывающей взаимосвязь явлений.

  5. Диалектика должна быть и позитивной и негативной. Это достигается посредством самоограничения диалектического мышления, рассматривающего конкретные локальные ансамбли явлений. Иными словами, речь идет о дискретной диалектике. Нет никакого «закона отрицания отрицания».

  6. Не отвергая познавательную ценность формально-логического мышления, необходимо учится «мыслить моделями», опирающимися на опыт, на практическое знание и на образное мышление.

Картина мира или мир-как-картина потускнела и обветшала. Мы не видим на ней множество красок, которые на каждом шагу встречаем в реальной жизни. На смену диалектике интенционального примата синтеза, на смену имплицитному устремлению к достижению тождества, должна прийти продуктивная дискретная диалектика, в оптике которой мир более походит на фейерверк явлений, разворачивающихся в конкретном ситуативном континууме, со своими индивидуальными главным и второстепенными противоречиями. Познавательным инструментом дискретной диалектики является не только формально-логическое, но и моделирующее мышление аккумулирующее силы праксиса и образа.

Денис Деев.

Группа «Элефтерология» vk.com/club81949414

?

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Оставить комментарий