'
PSNet, developing for LiveStreet CMS
22 октября 2014

Пока Титаник плывет...

  • написал: sase2
  • 1259
Пока Титаник плывет...

Донбасс продолжает жить по инерции.  Мы четко знаем что делать, если завтра война, но если завтра мир – так до сих пор и не придумали. Люди ходят на работу (многие уже четвертый месяц не получают зарплат), терпеливо ждут соцвыплат (даже ездят переоформлять их через линию фронта в другой город) и пишут заявления в горисполком. В своей социальной жизни донбассовцы делают все, к чему привыкли годами, пытаясь общебытовыми ритуалами оживить «жизнь, как раньше». Понять их можно – они не хотели и даже не были готовы к войне, развалу инфраструктуры и столь ошеломляющему входу в эпоху перемен. Мы считали, что наше дело – работать, а не заниматься политикой. Но, как сказал воинствующий французский католик Шарль де Монталамбер, «вы можете не заниматься политикой, все равно политика занимается вами». 

Пока Титаник плывет...

Все эти годы мы упрямо мирились с господством элитаристической системы в стране. Аксиомно признавали функционирование общественной модели, где есть «начальство» (полубоги-депутаты, госчиновники, промышленные собственники), которым мы дали право управлять нашей жизнью, и мы – массы, не способные ничего самостоятельно решить и изменить. Мы тешили себя надеждой, что в элитах проснется ответственность за демос, они забудут о личном обогащении и встанут под знамёна бескорыстной деятельности на благо народа. Однако представители элит (политических, бизнесовых или военных) в нашей стране рано или поздно осознают свою исключительность, избранность и первоклассность. Как это происходит? Например, из подобных суждений: «Почему я должен делать что-то за этих бездельников? Я тратил силы и знания (учился/торговал/воевал), а они просто что-то требуют. Раз не могут, то и я не должен. Они – лохи, лишённые перспектив». То есть элиты считают, что стоят на более значимой ступени (благодаря затраченным усилиям туда влезть) бытия, и им не пристало тянуть до своего уровня еще и какие-то массы.  Они считают, что это массы должны тянуть их. Классическое самоутверждение за счет других. Как было, по-моему, у Жванецкого, мол, пассажирам первого класса для комфорта не хватает только одного – окошка в эконом-класс, чтоб осознавать как им хорошо здесь. Правда, элиты не всегда понимают, что подобная система неуважения к слабостям или иной социальной позиции порождает более кровожадных хищников, которые считают лохами уже их. Система Силы съедает своих детей.

 

А мы все надеемся и ждем. И вина в этом, прежде всего, разбаловавшего нас советского прошлого. Наше общество живет в капиталистической стране уже 23 года, а мы так и не осознали, что никто и ничего за нас решать не будет. И в светлое будущее вести тоже не собирается. Ни исполкомы, ни собственники предприятий, ни политические партии. Мы просто не хотим признавать (такова уж особенность нашего инстинктивного конформизма), что в плане социальных взаимоотношений за четверть века мы были откинуты, как минимум, на 100 лет назад. Вот что писал еще в конце XIX века князь Петр Кропоткин: «Государство вмешивается во все проявления нашей жизни. От колыбели до могилы оно держит и давит нас в своих руках. То в виде верховной власти, то в виде земского, городского или общинного правительства, оно преследует нас на каждом шагу, и мы встречаем его на каждом перекрестке. Оно теснит нас; оно налагает на нас налоги, подати, повинности, обязательства, и т. п., и во всем надоедает нам своим бестолковым вмешательством. В школе, оно приказывает учить нас тем, или другим образом, и упорно задавливает всякую попытку перестроить образование на новых началах. В юности оно занумеровывает нас, закабаляет в солдатчину и до седых волос держит каждого мужчину под угрозою внезапного призыва на войну, до которой громаднейшему большинству граждан нет никакого дела, и каждую женщину – под страхом бойни, на которую погонят ее сыновей, братьев и мужа.

 

Оно поощряет одни отрасли промышленности и разоряет другие. В угоду богачам, оно обязывает нас ездить и возить товары по таким-то линиям, а не по другим. И так – во всем, куда бы мы ни обратились. На все, решительно все, что бы мы ни делали, у него есть свои законы. И его законы и приказы накопляются каждый день с такою быстротою, что самый ловкий адвокат не может в них разобраться. Каждый день создаются новые канцелярии, новые учреждения, как-нибудь подлаженные к старым, на живую нитку подправленным колесам государственной машины; и из всего этого создается такая неуклюжая, такая сложная, такая зловредная машина, что даже те, на ком лежит обязанность приводить ее в действие, возмущаются ее безобразием. Государство создает целые армии чиновников – этих паукообразных обитателей затхлых канцелярий, которые весь мир знают лишь сквозь свои запыленные стекла да по грудам бессмысленных бумаг, написанных бессмысленным языком. Таким образом, создается целая порода людей, знающих одного лишь бога – жалованье и наградные, – живущая одною лишь заботою: как бы примазаться в какой-нибудь партии: черных или белых, синих или желтых, лишь бы эта партия давала им побольше жалованья за наименьшее количество труда».

 

Мы не задумываемся, что может существовать и иная система функционирования общественной модели. Пардон, жившие при СССР сограждане, конечно, могут. Просто за четверть века они забыли основы «научного коммунизма» (а, может, просто не утруждались вникать в его суть), а новое поколение уже выросло в условиях идеологии капитала и потребления. Именно поэтому в кризисной ситуации мы ищем лидера, который бы все за нас «порешал» и «разрулил». Найти человека, на которого можно было спихнуть всю ответственность за… «убийство Дракона». Но, как известно, убийца Дракона чаще всего сам превращается в Дракона. Как было в СССР. Кровавые события 1917 года дали надежду, что страна обретет новую эгалитаристическую модель функционирования общества. Иными словами, будет создано общество с равными политическими, экономическими и правовыми возможностями всех его членов. Спустя несколько лет она тоже была провалена. СССР превратилось в государство с элитой — ВКП(б). Правда, у СССР было больше шансов эволюционировать в безгосударственное общество, чем у стран, образовавшихся на его территории после 1991 года. 

 

На мой взгляд, причина упадка трудового региона Донбасс как раз и заключается в окончательном вытеснении элитами идеи эгалитаризма из нашего общества. Как там было у  Nautilus Pompilius — «Но никто не хочет и думать о том, пока Титаник плывет..». Сегодня Донбасс – это и есть Титаник, который плывет по инерции, а его «матросы» все еще надеются на «внезапного» капитана. А пора бы уже самим латать дыры и брать на вооружение ильфопетровскую перефразировку Маркса: «Дело помощи утопающим — дело рук самих утопающих». Несмотря на то, что я во многом утопист, но на данный момент я не верю, что в Донбассе за год-два сломать можно существовавшую десятилетиями элитаристскую модель функционирования общества. Хотя это не значит, что не нужно предпринимать попыток к этому. На данный момент у ДНР есть вполне реальные шансы стать регионом с «особым статусом» (16 октября президент Украины уже подписал соответствующий закон Верховной Рады), а в будущем, быть может, и полноценной республикой. Не управляемой по законам военного времени милитаристическим правительством, а руководимой выборными делегатами (на 2 ноября уже назначены выборы главы и парламента ДНР). Республикой, где сохранены все права и свободы человека — от неприкосновенности личности до права на стачки (а там и эволюционировать в вольную территорию «Донбасс»). И если это произойдет, то я, как человек живущий в этом регионе, хотел бы, чтобы это новообразование двигалось в сторону равноправного безэлитарного общества и базировалось на социалистических принципах.

 

Нет, я не собираюсь идти в парламент и заниматься политикой. Хотя, если бы я составлял свою предвыборную программу, то не обещал бы ничего, что сделаю лично я. Ведь изменения в обществе могут произойти только благодаря самому обществу и, в первую очередь, на уровне взаимоотношений между его представителями. Двумя основными и обязательными принципами этих новых отношений должны стать самоорганизация и самоуправление. Как это возможно? Элементарный пример – очередь. В ней нет лидеров, и все находятся на равных условиях. Формируется очередь исходя из негласного договора, что люди стоят друг за другом, соблюдая принцип временного появления. Это самоорганизация. Все понимают, что инвалидов или беременных нужно пропускать вперед. Если же в очереди появляется лезущий вперед хам, то (не всегда, но довольно часто) наиболее сильные ее представители урезонивают наглеца и ставят его на место. При этом «защитники» не лезут вперед, а остаются на своем месте. Это самоуправление. Простейший пример анархизма в обычной жизни.

 

Но общество не очередь, здесь все сложнее. Тем не менее, при достаточной степени понимания людьми принципов существования коллективного общества, высоких моральных качествах каждого и духовном воспитании, на мой взгляд, возможно внедрение принципов самоорганизации и самоуправления во всех сферах жизни. Если коллектив представляет собой группу заинтересованных в своей деятельности людей, которые понимают зачем и для кого они все это делают, то этого достаточно для добровольной и продуктивной работы. В такой ситуации, безусловно, исключается наживание (в частности, чрезмерное присваивание олигархом прибавочной стоимости продукта в виде прибыли), спекуляции и коррупция. Такое общество в итоге должно стать основанной на свободном договоре федерацией территориальных, производственных и иных общин, каждая из которых, в свою очередь, будет являться федерацией личностей. Но это в далеком будущем. Теперь  же от теории к более практическим вопросам. Итак, мой личный взгляд на то, как могли бы строиться отношения в «особом регионе» Донбасс в ближайшие годы.

 

Промышленность. Главную роль здесь должны играть профессиональные союзы. Реформированные, независимые, существующие на добровольных взносах работников. Именно профсоюзы должны стать основой стабильной и продуктивной работы крупных предприятий. Основополагающий принцип их деятельности – солидарность, то есть общность действий при возникновении проблем. Деятельность профсоюзов всегда должна быть направлена на решение конкретных социально-бытовых нужд трудового коллектива, вопросы охраны труда, техники безопасности и защиты прав работников. Производство должно быть местом выполнения конкретных задач, а не борьбы рабочих друг с другом (за должности и оклады). Сфера человеческих взаимоотношений должна стать предметом самоуправления коллектива, а производство находится в руках руководства цехов. Профсоюз должен состоять из цеховых комитетов, на плечи которых и должны лечь основные задачи самоуправления. Эти комитеты обязаны иметь максимальные права и нести максимальную ответственность в управлении жизни своего коллектива. 

 

В вопросе национализации предприятий я исхожу из принципа не огосударствования, а совместного управления собственником и трудовым коллективом с правом регулирования споров государством. Сегодня нельзя просто так взять и отнять у владельцев фабрики/заводы/пароходы. Почему? Потому что наши (особенно экспортные) предприятия работают в условиях мировой системы рыночной экономики. Хотя Петр Кропоткин считал, что промышленность в будущем может представлять собой сеть автономных диверсифицированных производственных комплексов, ориентированных, в первую очередь, на самообеспечение предприятия, затем — на удовлетворение потребностей населения конкретного региона, затем — других регионов и лишь в последнюю очередь — на экспорт. Пока же управление предприятием должны осуществлять Советы, где половина мест должна принадлежать представителям профсоюза, а половина собственникам (государству или частным лицам). Избираемые в Совет от трудового коллектива лица должны находится там на правах императивного мандата. Главная функция «профсоюзников» в Совете – защита простых работников (от охраны труда до регулирования зарплат), контроль доходов/расходов предприятия и вопросы социальной политики. Также представители градообразующих предприятий должны входить в Административный совет Донбасса. Но об этом позже.

 

Образование. На мой взгляд, в школах необходимо возвращение традиционной советской модели образования с ее уклоном в «давыдовскую» педагогику. То есть, изложение знаний должно идти от постановки «проблемы», когда учитель не сразу дает школьникам готовое знание, а, прежде всего, ставит вопрос. Основа такого преподавания — коллективная мыследеятельность, дискуссия и общение детей между собой. Качество и объём работы оцениваются с точки зрения субъективных возможностей учащихся. Оценка отражает персональное развитие ученика, совершенство его учебной деятельности. Никаких тестов – только живые ответы учащихся. Прежде всего, школа должна учить мыслить, а не заучивать знания. Эрудиция должна быть не библиотекой, а живым инструментом. Из дополнительных предметов, которые я бы хотел видеть в школе – это духовное воспитание, самоорганизация (обучение взаимопомощи, действиям в коллективе) и основы социализма. Именно на образование должно лечь бремя воспитания людей нового типа мышления, идущих на взаимопомощь, имеющих высокую степень доверия друг к другу и активную гражданскую позицию.

 

Кроме того, необходима выработка образовательно-производственной цепочки: школа – техникум (училище) – ВУЗ – предприятие. Конечно, это не должна быть принудительная система, но желающие при окончании школы должны иметь перспективу рабочего места. На предприятии, в общественной организации или свободной студии. Высшее образование должно идти рука об руку с практикой, особенно это касается технических и инженерных профессий. Если это журналист, то половина его учебной недели должна проходить в написании, если это токарь – у станка и чертежей, если электрик – возле трансформаторов, если учитель – с детьми. Конечно же, высшее образование должно быть общедоступным и требовать высоких знаний от поступающего. 

 

Предпринимательство. В отличие от крупных (жизнеобеспечивающих и градообразующих) предприятий, малый бизнес (компании с численностью работников до 100 человек) может полностью принадлежать частным лицам. Три сферы — производство, торговля и услуги. Мне, как либертатному коммунисту, хотелось бы, чтобы в бизнесе был полностью изжит наемный труд, но в нынешних реалиях это почти невозможно. Поэтому в каждом предприятии, где работает свыше 25 человек, также должна быть профсоюзная ячейка.  Увы, наемный труд будет существовать до тех пор, пока наша экономика не дорастет до безвозмездной экономической системы (в нынешнем ситуации безденежья для Донбасса это вообще был бы выход). Особые льготы, на мой взгляд, необходимо предоставлять малому бизнесу, занятому производством. Налоговая система должна состоять из трех основных налогов: на доходы физических лиц (13%), на прибыль предприятий (40-25% — для крупного бизнеса, 17% — для производственников МБ, 20% — торговли, 17-20% — сфера услуг) и природно-ресурсная рента (аренда земли, добыча полезных ископаемых, выбросы в окружающую среду и т.д.). Функция банков (прежде всего, государственного) — отслеживать движение финансов, цены и оборот денежных средств. Если нужно — давать рекомендации участникам производства и торговли по возможной коррекции цен. И существовать не на ссудном проценте, а на платежах за свои услуги, как от частных лиц, так организаций и государства.

 

Безусловно, с налогов будут формироваться пособия пенсионерам и тем, кто временно не работает. Только за счет налогов должен оплачиваться труд сотрудников силовых ведомств и государственных служащих. Эти люди должны жить достойно и получать достойную зарплату (при государственном контроле за их доходами и расходами). Но не иметь права заниматься бизнесом — ни они, ни члены их семей. В идеале я хотел бы, чтобы малый бизнес пришел к идее одноотраслевых «синдикатов» — кооперативного объединения на добровольных началах. Синдикаты занимались бы снабжением, сбытом готовой продукции, кредитованием, внешнеторговыми операциями. Правление синдикатов избиралось бы на собрании представителей компаний и фирм. 

 

Медицина. Однозначно (как и образование) это должна быть вседоступная и бесплатная сфера, в которой каждый работник обязан иметь высокую и достойную его профессиональных качеств заработную плату. Необходим возврат к советской системе здравоохранения, внедренной Николаем Семашко, с корректировкой на современные реалии. Что я имею в виду? Например, начать считать «реальных пациентов, а не койкоместа, обновить диагностическое оборудование (и научить сотрудников на нем работать) и сделать систему повышения квалификации медперсонала реально действующей. И перестать «прикреплять» пациентов к определенному врачу и больнице. Думаю, сегодня реально создание единого электронного реестра пациентов. Что же касается нововведений последних лет, то пора прекратить: объединение педиатров и участковых терапевтов в семейных врачей, разделение мед учреждения на «уровни» и введение платных курсов повышения квалификации (с накопительной системой баллов). И должна быть сохранена система санитарно-эпидемиологических станций. Необходимо восстановление медсанчастей на предприятиях, создание лечебных заведений по профосмотру, модернизация структуры санаториев-профилакториев и возрождение системы вакцинации. 

 

Безработица. Этим вопросом должно заняться руководство региона, которое бы объединило Центры занятости, трудовые учебные заведения и производственные бригады в одну структуру — ГосТрудТрест. После войны Донбассу потребуется огромное количество рабочих рук. Для этого стоило бы составить списки нуждающихся в работе людей, предложить им переобучение и хорошую заработную плату (среднюю по региону) и формировать восстановительные отряды. Потом из этих же людей формировать государственные компании по ремонтам, строительству, сельхозподдержке или помощи предприятиям (как это сейчас делают аутсорсинг-агенства).

 

ЖКХ. Победить этого зверя, мне кажется, не удалось еще ни одному правительству в мире, я уж не говорю о госсистемах в нашей стране. Порой кажется, что некоторые города легче построить заново, чем восстанавливать советские «гостинки», полувековые «хрущевки» и еще более древние «сталинки» с деревянными перекрытиями. Первое, что необходимо от людей – это добровольные объединение в квартирные и уличные комитеты (синдикаты), которые бы сообща решали проблемы «многоэтажек» и частных домов. В том числе, осуществляли  контроль предоставления энергоуслуг (тепло, подача воды, ремонтные работы), технического состояния зданий (крыши, подвалы/бомбоубежища, лестничные пролеты, стены) и работы ЖЭКов и руководства ОСМД (соответствие предоставленных услуг оплате коммунальных услуг). Та самая забытая система кондоминиумов, которая существовала до появления ЖЭКов. 

 

Вообще я считаю, что самоорганизация людей в домовые и уличные комитеты должна заниматься не только жилищными и коммунальными вопросами, но и идти дальше – к территориальным (квартальным, микрорайонным и районным) объединениям граждан (громадам, синдикатам или комитетам). Свобода ассоциаций предполагает, что в обществе, организованном на принципах «самоорганизации и самоуправления», возможны любого рода ассоциации для удовлетворения всех общественных потребностей. Любые общественные структуры должны создаваться свободно объединившимися людьми, обладающими равным правом определять будущее общества. Люди в своем микрорайоне должны сами решать каким магазинам и предприятиям у них действовать, какие площадки и учебные заведения развивать, как благоустраивать и поддерживать в порядке свои дома. Безусловно, все это на добровольных началах. И, безусловно, в основе этого лежит понимание самим человек где, как и в каких условиях ему жить. 

 

Советы. Управление городами и всем Донбассом, безусловно, трудно представить без местных (сельских), районных и Верховного совета, а также исполнительных комитетов. Сейчас  это невозможно, но можно внести корректировки. Например, избрание в любой совет должно проходить только по мажоритарной системе. Делегат может представлять любое профессиональное, политическое или территориальное объединение, но за свои действия он должен нести персональную ответственность. Он должен находиться в советах на правах императивного мандата. Иными словами, при невыполнении обязательств делегирующие ему права могут его отозвать, инициировав в округе голосование за его отзыв (для этого достаточно, например, в округе с 1000 жителей собрать 75% подписей жителей).

 

Верховный совет, по моему мнению, должен состоять из двух палат – Политической и Административной. Первая занимается вопросами политики (внешней и внутренней), разработкой и принятием законов, регулирующими неэкономическую сферу. Вторая палата занимается проблемными вопросами в ЖКХ, социальной сфере, производстве и инициированных муниципалитетными советами проблем. В первую палату входят депутаты от городов и районов, во вторую – от муниципалитетов, сельсоветов и предприятий. Экономические вопросы Донбасса решаются совместно двумя палатами. 

 

Мне кто-то может возразить, что это невозможно, что наши люди не способны к самоорганизации и самоуправлению. Я лично видел, как во время войны это стихийно происходило в моем родном городе. Когда в отделениях бежали заведующие, когда в магазинах и кафе «эвакуировалась» администрация, когда людям нужно было решать проблемы в их домах и организовать жизнь в бомбоубежищах. Это было подлинное проявление эгалитаризма – сосуществования и деятельности на равных правах. Просто каждый выполнял свои обязанности и применял свои знания/умения. И механизмы инфраструктуры двигались по намеченному пути. Конечно, потом руководство все равно появлялось, но лишь от отсутствия привычки (и малого опыта) быть саморегулирующимся, инициативным обществом.  Пока же… Титаник плывет. Но надолго ли?

 

анархо-коммунист Егор Воронов, Горловка, ДНР

egovo.jimdo.com/2014/10/17/%D0%BF%D0%BE%D0%BA%D0%B0-%D1%82%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%BA-%D0%BF%D0%BB%D1%8B%D0%B2%D0%B5%D1%82/

 

?

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Оставить комментарий