'
PSNet, developing for LiveStreet CMS
24 августа 2014

Опять об эссенциализме

На всякий случай должен написать несколько очевидностей, чтобы ссылаться на них, когда в очередной раз меня обвинят в том, что я защищаю насилие по отношению к женщинам. Будет скучновато, лайков не жду, у данного текста техническая задача.

Феминистки-ээсенциалистки апеллируют к онтологическому статусу женского опыта, доказывая, что этот опыт травматичен и подразумевает претерпевание систематического насилия, в котором мужчины виновны. Утверждается также, что никакой мужчина опыта такого не испытывал, а потому возражать не должен. Так ли это?

Всякие понятия социально сконструированы. Можно спорить о существовании "грубых фактов", как их называл Серль, усматривать или не усматривать встречу их с реальным, и т.п., но в любом случае такие обобщения как "женщина" или "женский опыт" не могут не быть, как минимум в значительной мере, быть сконструированными социально. Тут все достаточно очевидно, теоретически данный вопрос разработан весьма значительно, подробно останавливаться нужды нет.

Поскольку понятия мужского и женского социально сконструированы (причем не только сами эти понятия, но и вся структура их отношений, порождаемых ими представлений, идентичностей, априорных форм, конфигураций и регистров чувственности и т.п.), то при рассмотрении каких-либо конкретных ситуаций или феноменов, описываемых при помощи этих понятий, мы не можем не оставаться в рамках тех предпосылаемых и предзаданных языком устойчивых интерпретаций, которые и присущи этим понятиям, а также их коннотациям и определяемыми ими социально-априорными формам опыта.

Понятия мужского и женского уже устойчиво сконструированы таким образом, что "женщина" является объектом насилия. Это заложено в языке, говорящем о "женщине" и "мужчине". Кто-то может считать это справедливым, кто-то нет, кто-то может называть это "заботой", а кто-то "угнетением", но по существу ситуация, рассмотренна многократно. Например, в Феноменологии духа этот вопрос рассматривается через диалектику раба и господина, и нет существенных оснований пологать, будто бы оставаясь в рамках высказываний о мужском и женском мы можем что-то тут кардинально пересмотреть. Максимум, что возможно — изменить этическую и политическую оценку происходящего. Так, если консерваторы в этом вопросе защищают сложишийся порядок, феминистки дают негативную оценку. Однако смена этической оценки никак не затрагивает саму структуру оппозиции мужского и женского, а следовательно неизменно будет порождать все те ситуации, которые критикуются.

Покуда меня будут называть мужчиной, я буду отстаивать право на насилие, право на "в беспомощное мясо хуем тыкать против его воли", поскольку "мужчина" иначе не может, да и "женщина" тоже: мужское и женское так определены в нашем языке и на дискурсивном, и на телесном уровне, что такое "право" имплицитно заложено в эту оппозицию.

Означает ли это что всякий, имеющий мужской половой орган, может и должен осуществлять насилие по отношению ко всякой, обладающей женскими органами? Нет, не может, и не должен. Но лишь в той мере, в какой они отказываются от описания ситуаций в терминах мужского и женского. В той мере, в какой отказываются от того языка, который такую диспозицию предопределяет, и перестают описывать ее как мужское и женское.

До тех же пор, пока радикальные феминистки-эссенциалистки занимаются защитой "женского опыта", т.е. по сути дела всех старых патриархальных порядков, никуда от насилия и "угнетения жунщин мужчинами" (это то же самое, что и "забота мужчин о женщинах" только с другим знаком) не деться. Означают ли мои слова, что я настаиваю на "мужских привилегиях"? Нет, не означают. Они означают, что пока есть "мужчины" и "женщины", эти привилегии всегда будут сохраняться. И их "защита" означает лишь корректную работу с этими понятиями. "Защита" эта безоценочная, она не утверждает, буто бы это этически оправданно, если мы говорим о какой-то этике вне мужского и женского (разумеется, в этике мужского и женского это вполне оправданно).

Означает ли сказанное, что я хочу и желаю насилия? Едва ли. Однако я полагаю, что для его преодоления следует не обвинять людей, обладающих мужскими фенотипическими признаками в том, что они "мужчины", закрепляя тем самым патриархальные представления, а наоборот, пытаться деконструировать понятие "мужчины", что может и означать формирование таких практик, при которых этому насилию нет места. Равным образом людям с вагиной следует не пестовать в себе представления о "травматичном женском опыте", а отказываться от патриархальных идентичностей, которые к тому же ведут и к вполне уже неиллюзорным травмам. Разумеется и обладающим пенисами также желательно осмыслять ситуацию иначе, чем "аз есмь муж". При этом именно отказ от такой идентификации и есть то, что на практике может всякий осуществить для переопределения имеющихся устойчивых форм отношений. Именно это и вынуждает редуцировать из рассмотрения такие конструкты как женский опыт.

Интерсекциональность

Частым возражением на сказанное выше является указание на то, что не все феминистки занимают строгую эссенциальную позицию, есть и сторонницы интерсекционализма, который преподносится как избавление от затруднений, с ним связанных.

Проблема, правда, в том, что хотя зачастую некоторые и вспоминают про интерсекциональную теорию как спасительный аргумент против обвинений в эссенциализме, на практике ей и не пользуются, а продолжают мыслить в общих терминах "мужское и женское". Так что даже если бы приходилось встречаться только с последовательным интерсекциональным подходом, это было бы пол беды.

Вместе с тем, хотя интерсекциональная теория — это большой шаг в деле отказа от представлений о едином женском опыте, даже ее не достаточно. По сути, хотя интерсекциональная теория и пытается уйти от однозначных одномерных противопоставлений, она-таки сохраняет в социальном пространстве, во-первых, представления о "объективном", выражаясь математически, "векторном базисе" в этом пространстве. Иными словами обычно постулируется наличие независимых координат, в рамках которых рассматриваются конкретные "угнетенные группы". Причем мера угнетения рассчитывается, как сумма позиций по разным, пусть и независимым координатам угнетения. Во-вторых, ситуация не рассматривается как сингулярность. Вместо этого она трактуется как пересечение и наложение вполне линейных и бинарных "угнетений", которые в почти неизменном виде взяты из "старой" теории. В то время как внимание к конкретной ситуации требует рассмотрения ее из себя самой, а не с точки зрения предзаданных рамок.

Таким образом, интерсекциональная теория, хотя и куда лучше, чем примитивный эссенциализм, является, на мой взгляд, попыткой его спасти путем наложения, пересечения, уточнения. Существование универсальных "направлений" или "векторов" дискриминации в ней не отрицается. Короче говоря, "женское" в интерсекциональности никуда не делось, а лишь уточняется. Покуда мы занимаемся социологией, это может работать. Но если заявляется какой-то политический проект, апеллирующий к отказу от угнетения, то это "женское" (равно как и "мужское") и должно быть основным предметом деконструкции, переосмысления и развенчания, а не постоянным объектом апелляции, легитимации и утверждения, что постоянно и делается. Поэтому пока защищается и легитимируется "женское", не стоит удивляться тому, что все, что для него характерно (т.е. все патриархальные порядки), воспроизводятся. Пусть и с учетом интерсекциональных уточнений.

ЖОВМ.

?

Комментарии (13)

RSS свернуть / развернуть
avatar
картинки искать не умею.
avatar
Мудрено. Диалектический отказ от положения раба знаменует разрыв и с травматическим опытом? По-идее должно произойти «снятие» «женского начала»? Т.е. по-большому счета речь идет о выборе между сохранением идентичности и радикальным отказом от нее?
avatar
ну, как раз с точки зрения диалектики все было бы верно: раб трактуется как самосознание, и его освобождение, а равно и снятие женского, должно бы происходить через осознание себя как раба, т.е. принятия своего гендерного статуса, объявление его угнетенным и борьба с этим угнетением. я же скорее предлагаю отказаться от такой диалектики и как верно сказано, радикально отказываться от идентичностей. может, веке в 19 это и было теоеретически и практически немыслимо, в наше же время вполне возможно.
avatar
Тогда опять возникает вопрос, насколько отрицание гендера связано с изменением экономических условий? Т.е. Где единтичность входит в конфликт с экономической целесообразностью, а где снимается через борьбу. Можно ли говорить о смене господина, но не о кардинальном восстании против господства? Помоему это видно на примере европейских и арабских женщин, когда секс для последних не мыслиться через свободный обмен. Для первых, гендер все равно играет роль, просто связан с экономическим обращением сексуальности. Хотя это не вопрос конкретно это статьи, просто наводит на мысль.
avatar
вопрос об экономике сексуальности, конечно, интересный, но я, признаться, не готов тут что-то говорить определенное, потому что не владею материалом. я вот только помню, что эта тема у делеза затрагивалась, но как-то слишком общо. не очень понятно, как именно описывать тут агентов, рынок, отношения. как-то, наверняка, можно, но как именно — для меня неясно.

хотя, что касается совсем патриархального общества типа исламских стран, там несколько проще ситуация с точки зрения возможности описать ее экономически. там, где женщина выступает напрямую как товар, вероятно, действительно, уместно говорить о борьбе в традиционных смыслах и по-гегелевски. в случае с проституцией то же самое. тут и профсоюзы могут быть уместны, и осознание себя как угнетенной группы, и борьба против угнетения традиционными способами. а вот если мы говорим о западном обществе, то тут, конечно, сложнее.
avatar
отказаться от идентичностей это как, " я с хуем", но не мужчина?
avatar
это, конечно, сильное упрощение, потому что дело не только в заявлениях, а в том числе и в повседневной практике, которую выстроить не так-то просто в ситуации, когда внешний вид (т.е. пребывание в мужском теле) навязывает цисгендерное поведение через ожидания других. но в общем, да. я с хуем, и я не мужчина)
avatar
кто же тогда я ?)
avatar
аноним на сайте послезавтра. большего и не скажешь.
avatar
Аноним? Ник у меня имеется. В вашем профиле инфы ненамного больше: указан пол- мужской! не нонсенс ли-призывающий отказаться от идентичностей считает себя мужчиной! но мой вопрос был немного о другом, думаю вы меня поняли, спрашивал: кем себя считать, какими существами, лицам последовавшим вашим призывам ??
avatar
Почему такой пол указан — вопрос не ко мне, он сам подгрузился из профиля на фб. А в фб нет возможности на русском языке указать иной пол, чем «мужчина» или «женщина». На английском есть, а на русском — нет. Вот такая несправедливость. Да и тут поменять его не так-то просто, по крайней мере, я не знаю, как. И вообще не в этом дело: в паспорте у меня тоже мужской пол указан. Но верить написанному не всегда можно. Себя же считать можно кем угодно, а можно и никем не считать. Это каждый или каждая для себя решает самостоятельно. Я вот никем стараюсь не считать. Мне все равно. Мне гендерная идентичность не нужна, как, например, и идентичность национальная.
avatar
Я за тебя свечку поставила
avatar
спасибо! а свечку во здравие или за упокой души?

Оставить комментарий