'
PSNet, developing for LiveStreet CMS
30 января 2017

Тоталитарная партия, Единый фронт и антиномии организационной формы.

Самоорганизация и самоуправление — форма как общественной так и экономической жизни нового общества. Об этом уже писалось. Но как двигаться к этой великой цели? Как бороться за ее воплощение в действительности?

Прежде всего надо сказать, что цель и средства ее достижения находятся в органической взаимосвязи между собой. Рассмотрим это на примере идей все того же «коллектива Посткап». Они намереваются регулировать всю хозяйственную деятельность общества посредством бюрократии органов централизованного планирования. Как было показано в статье «О чем не сказал Маркс?» данный тип общества не совместим с самоорганизацией и самоуправлением. Сторонники «социализма» советского образца могут искренне заблуждаться насчет своей цели и думать что они то и борются за истинную свободу человека и общества, но это лишь, говоря словами Маркса, форма «ложного сознания. Путь, средства достижения цели, избираемые ими, таковы что используя их можно придти только к безысходной диктатуре над трудящимися, к тоталитаризму.

Кредо всевозможных сталинистских, троцкистских, «рабочистских» и т. д сект, каждая из которых мечтает когда-либо стать «авангардом пролетариата», выражается в следующих цитатах из собственно посткаповских текстов и текстов Амадео Бордиги (с которым посткаповцы выражают полное согласие): «Установив свое политическое господство, партия пролетариата экспроприирует средства производства на всех предприятиях» (коллектив Посткап), «Условием для обеспечения глубокого и радикального социального преобразования является создание нового пролетарского государственного аппарата, способного использовать силу и принуждение, как и все другие исторические государства» (Амадео Бордига, «Диктатура пролетариата и классовая партия»), «Пролетарское государство может руководиться только одной партией» (там же), «Коммунистическая партия будет править в одиночку, и никогда не откажется от власти без физической борьбы» (там же), и, наконец, еще откровеннее — «Коммунисты… знают, что только революционный и тоталитарный аппарат власти и силы, который не исключает никаких средств… только такой аппарат сможет остановить монстра социальных привилегий» (там же).

Можно (и нужно) теоретически полемизировать с доктриной «авангардизма», но сама жизнь, исторический опыт воплощения этой доктрины на практике, в СССР и других странах мира, уже вынесла свой вердикт. Никакие псевдо-диалектические формулы о переходе явлений в свою противоположность и ссылки на тяжелые исторические обстоятельства (чем занимаются троцкисты) не способны скрыть очевидное — это не тот путь который приведет к новому обществу. Вместо одних хозяев жизни мы получим других.

В августе 1917, скрываясь от Временного правительства в шалаше в окрестностях Петрограда, Ленин пишет работу «Государство революция», в которой рисует привлекательный образ будущего — «полу-государство» Советов, которое с первого же дня стремится к своему полному отмиранию и в котором «все будут управлять и именно поэтому никто не будет управлять». На тот момент Ленин, как видно, вовсе не отвергал самоорганизацию и самоуправление как конституирующие принципы социализма. Но фактически, после взятия большевиками власти, этот проект никогда не был воплощен в реальности, а книжка Ленина послужила лишь еще одним источником для демагогического манипулирования массами со стороны тоталитарной партийной диктатуры. Так получилось по объективным причинам, и не столько из-за сопротивления свергнутых эксплуататорских классов, сколько как следствие самой концепции единственной руководящей и направляющей партии.

Рабочий класс и другие угнетенные классы имеют общий фундаментальный интерес — устранение эксплуатации. Но помимо этого внутри самого рабочего класса, как и любого другого класса, имеются различные слои и группы со своими собственными интересами. И эти интересы находятся в очень непростом динамическом взаимодействии с фундаментальным интересом. Политическая партия, которая объявляет себя единственной, кто адекватно осознает и на практике воплощает интересы всех трудящихся, неизбежно должна придти к подавлению сначала отдельных слоев эксплуатируемыхклассов (это делается посредством тотальной зачистки политического поля, исторический пример — погром левых эсеров, небольшевистских социал-демократов, анархистов в Советской России), а затем и всего общества (что политически выражается в последовательной ликвидации, вплоть до физической, любых и всяческих оппозиций, платформ и «уклонов» внутри самой правящей партии, до тех пор, пока она не превратится в мертвящий аппарат, послушный воле «вождя»). Вместо классовой диктатуры в форме самоорганизации и самоуправления возникает надклассовая диктатура партийно-бюрократического аппарата одной партии, с всесильным «вождем» во главе ее.

Кроме того, исторический опыт показывает, что рабочему классу либо крайне трудно, либо невозможно придти к власти без привлечения на свою сторону промежуточных, средних слоев и классов капиталистического общества (интеллигенции и студенчества, трудового крестьянства, городских самостоятельных производителей и т. п.). Интересы этих слоев тоже должны быть учтены и гармонизированы с интересами рабочего класса, а не авторитарно подавлены при первой же возможности, как это произошло в период сталинской коллективизации в СССР с крестьянством или во времена «культурной революции» в КНР с интеллигенцией.

Возможно ли гарантировать саморганизацию и самоуправление при переходе от капитализма к социализму? Можно ли не допустить возникновение новой диктатуры, нового исполнения сюжета «Animal Farm» Джорджа Оруэлла?

Да, это не только возможно, но и необходимо. Эксплуатируемые и угнетенные классы и слои капиталистического общества, а также разочарованные в капитализме промежуточные слои, вступившие в исторический блок с эксплуатируемыми и угнетенными, объединяются в Единый фронт против капитала. Только Единый фронт равноправных организаций может обеспечить транзит от капитализма к новому обществу подлинной свободы, саморганизации и самоуправления трудящихся.

Но, скажут нам, идею Единого фронта никогда не отвергали и большевики и другие авангардисты-тоталитаристы. Да, не отвергали. Более того, практически ни одна революция не обошлась без Единого фронта (например, большевики вошли в Единый фронт с левыми эсерами, профсоюзами и другими общественными организациями). Но здесь имеется принципиальное различие. Большевики-коммунисты всегда рассматривали Единый фронт как тактический временный союз, не как стратегию. Получив преимущества и решив свои проблемы, они без зазрения совести «кидали» своих союзников и ликвидировали их как политическую силу (махновское движение — лишь один из примеров тому). Чтобы выполнить свое историческое предназначение средства устранения капитализма и гаранта недопущения нового тоталитаризма Единый фронт должен с самого начала основываться на началах полного равноправия своих участников, взаимной открытости участников, демократического устройства координирующих органов. Те же, кто не принимает эти принципы или, прикидываясь союзником, ведет против них тайную борьбу — просто не допускаются или исключаются из Единого фронта.

Прообраз такого Единого фронта — это Первый Интернационал до того момента, когда в нем разгорелась внутренняя борьба, осложненная личностными моментами, между Марксом и Бакуниным. В эмблеме I-го Интернационала — трехлучевой звезде, отражалась идея равноправного сотрудничества социалистов, анархистов и республиканских демократов.

Другой, практический пример Единого фронта — Парижская коммуна 1871 года. Ошибки и поражение Коммуны были связаны не с отсутствием централистской эксклюзивной партии типа большевистской. Это миф, созданный задним числом авангардистами для оправдания своей собственной концепции. Ошибки были следствием того факта, что до той поры никакого опыта пролетарской революции вообще не существовало.

Еще один пример — Испанская революция, точнее ее пиковый период от 19 июля 1936 г. (приход к власти правительства Хосе Хираля) до 17 мая 1937 г. (приход к власти кремлевского ставленика Хуана Негрина). Поражение Испанской революции напрямую связано с деструктивной деятельностью сталинистов. Ошибкой испанских революционеров было то, что они объединились с коммунистами-сталинистами.

Единый фронт следует отличать от концепции Народного фронта. Единый фронт это объединение угнетенных классов, слоев и групп, цель которого глубочайшие и радикальные социальные преобразования. Народный фронт это объединение всех кого можно, включая и фракции господствующего класса, для решения какой-либо ситуативной политической задачи — например, недопущения прихода к власти реакционеров.

Исторический опыт реализации Единого фронта должен быть учтен. В этом контексте хотелось бы обратить внимание на то, что политическая культура большевизма, характеризующаяся нетерпимостью к инакомыслию и претензией на обладание абсолютной истиной, пустила глубокие корни в нашей стране и оказала тлетворное влияние даже на идейных противников этого течения. От этого нам всем надо избавляться товарищи.

В контексте концепции Единого фронта отодвигаются на второй план антиномии организационной формы левого движения. Какова оптимальная организационная форма — политическая партия или политическое движение? Синдикат (профсоюз) или политическая организация? Сетевые структуры или централизованные организации? Все они имеют право на существование, если демонстрируют свою жизнеспособность и объединяются на равноправных условиях в Едином фронте.

Отстранив буржуазию от власти, Единый фронт создает своего рода «конституцию», гарантируя незыблемость саморганизации и самоуправления трудящихся как сущности нового общества. Саморганизация и самоуправление трудящихся предотвращают общество от попыток какой-либо отдельной политической силы присвоить себе эксклюзивную руководящую и направляющую роль. В какой мере и как быстро в новом обществе исчезает наследие старого, в такой же мере и так быстро отпадает сам смысл существования политических организаций Единого фронта. В конечном итоге они растворяются в обществе.

Денис Деев.

Группа «Элефтерология».

?

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Оставить комментарий