'
PSNet, developing for LiveStreet CMS
18 декабря 2014

Расизм, интерсекциональность и проблемы объединения

Изначально эта статья задумывалась как ответ на статью «О разных взглядах на проблему власти, расизма и сексизма», размещенную на сайте АД-СР. Однако размышления над статьей немного разрослись и вышли за пределы исключительно критики, в силу чего отражает мои собственные взгляды на проблемы расизма, интерсекциональности и коллективности.
 

Расизм, интерсекциональность и проблемы объединения


10 декабря на сайте АД-СР появилась статья «О разных взглядах на проблему власти, расизма и сексизма», начинающаяся с разбора шведского видео, посвященного проблемам расизма. Вот как его описывают в тексте статьи: «Суть опыта заключалась в следующем: двое актеров (с белым и темным цветом кожи) на оживленной улице разыгрывали роли оскорбляющего (по расовому признаку) и его беспомощный жертвы. Все бы ничего, прохожие не оставались в стороне и заступались за «жертву», да вот только исключительно в том случае, если в качестве «оскорбителя» выступал белый мужчина». И 2 главных вывода, которые извлекается автором/кой из этого ролика: 1. «Дискриминация по национальному признаку одинаково ущербна, вне зависимости от того, кто ее воспроизводит»; 2 «расизм не имеет цвета»

В своем тексте я сначала поделюсь своим видением того, что же собственно показывает нам ролик и как его содержание относится к проблеме расизма, затем выскажу пару общих замечаний относительно того, что представляет из себя расизм, а затем вернусь к тексту статьи АД-СР, чтобы высказать определенное количество критических замечаний в ее адрес.

ВИДЕО

Cначала я должен оговориться, что то, что сейчас будет обсуждаться, будет обсуждаться исключительно в контексте данного ролика. Если я буду говорить о каком-то обществе в нем, то буду подразумевать исключительно западные, европейские общества их институты, их историю и т. д. Таким образом мне хотелось бы подчеркнуть, что мне просто нечего сказать по поводу: а вот я приехал_а туда-то туда-то и меня, белую/ого там не любили и там обратный расизм. Такие случаи очень сложны и при их рассмотрении нужно учитывать разные факторы: историю, колонизацию, современное политическое и экономическое положение и много много чего. Поэтому, еще раз: в статье пойдет речь только о Европе, к которой, в данном случае, относится и Россия.

Итак, видео. Оно состоит из двух частей. В первой части стороной нападения является белый парень, а жертвой — не-белый. Во второй они меняются ролями. И, как говорится в статье ад-ср, в обоих случаях, нападающий оскорбляет жертву по «расовому признаку». Однако прежде, чем автоматически перейти к заключению о том, что в обоих случаях мы сталкиваемся с проявлением расизма, мне кажется уместным послушать что говорят оба нападающих, как выстраиваются аргументы, к чему апеллируют говорящие и т. д.

Случай 1: белый оскорбляет не-белого

Что же собственно говорит белый? Конечно же, там есть уже упомянутые оскорбления, так например, он называет не-белого «черным куском дерьма» и т. д. Но это далеко не все и даже не самое главное. Самые главные аргументы белого следующие: «убирайся в африку», «эта страна принадлежит белым», «вы забираете наши работы». То есть его риторика позволяет ему апеллировать к институтам и структурам, имеющим над-субъективный характер, таким как границы, депортации, структура занятости, собственность и гражданство(нам принадлежит государство а вам нет) и т. д. Это позволяет белому выступать по отношению к не-белому не просто как к равному по отношению субъекту, но как субъекту стоящему гораздо выше в социальной иерархии, то есть имеющему больше прав, больше легитимности, имеющему более высокий статус. И всеми этими преимуществами он обладает исключительно благодаря тому, что он белый и больше не почему (собственно, другие характеристики нам и не даны: мы не знаем их классовой принадлежности, образования, сексуальности, в общем ничего).

В данном случае речь не является всего лишь речью, а является перформативным действием: то есть белый не просто выражает свою субъективную позицию, он призывает себе на помощь объективные институты, и призывает их обрушить свою исключающую мощь на не-белого. Говоря, что тебе не принадлежит эта страна, белый производитне-белого в качестве второстепенного, бесправного субъекта, и производит, повторю еще раз этот важный момент, не через апелляцию к своему субъективному мнению, а через апелляцию к «объективному»:к институтам, к общественным структурам и т. д.


Случай 2: не-белый оскорбляет белого

Теперь посмотрим на вторую ситуацию. «Белый кусок дерьма» — detected. А вот ни институтов, ни границ, ни угрозы депортации, ни вопроса о принадлежности к государству, обнаружить не удается. Более того, в эпизоде 2:20-2:34, один институт все-таки всплывает, правда обращается к нему опять таки белый: он угрожает вызвать полицию, на что не-белый отвечает: ты думаешь, что они заберут меня, потому что я черный? — таким образом явно подразумевая, что этот институт скорее сработает против него.

А как же тогда не-белый оскорбляет белого? Он кричит ему: «Яненавижу белых», «Белые мнеотвратительны» и т.д. То есть всегда артикулируя свою субъективную позицию (насколько я помню, белый вообще не говорит от себя, не говорит я). Поскольку я хочу говорить только о ролике, то я не буду рассуждать о том, что такая ненависть к белым, может объяснятся как личной, так и общей историей угнетения со стороны белых. Поэтому будем продолжать анализировать ролик. Такая позиция не-белого значительно отличается от позиции белого: в то время как белый за счет своих апелляций к институтам оказывается действительно способен произвести не-белого как второсортного, как исключенного, не-белому ничего подобного сделать не удается. Он просто выражает свое мнение. Естественно, что это мнение оскорбительно для белого, и я не хочу сейчасоправдывать этиоскорбления. Но с другой стороны нужно признать, что расизм все-таки не сводится к оскорблениям.

Как мы видели, оскорбить друг друга по расовому признаку могут и белый и не-белый, выразить свою позицию в отношении друг друга, в том числе позицию ненависти, тоже могут оба. Но вот апеллировать к институтам, придавать своей позиции объективность и тем самым приписывать себе более высокий статус и дискриминировать своего оппонента, способен только белый. И именно здесь начинается расизм.

 

ЧТО ТАКОЕ РАСИЗМ

Расизм — это не когда ты сталкиваешься случайно на улице с прохожим, а он тебя оскорбляет «по расовому признаку» и больше никогда в жизни ты ни с чем подобным не сталкиваешься. Расизм — это когда, кроме того, что тебя могут оскорбить, избить, убить, тебя не будут брать на «приличную» работу, когда в объявлениях об аренде квартир ты постоянно будешь читать о том, что людям твоей расы/твоего этноса квартира не сдается, когда тебя постоянно будут шманать мусора, когда в заголовках новостей твой раса/этнос будет становиться уликой и главнымсодержанием, когда люди в метро не садятся рядом с тобой, когда о тебе составляют негативное мнение только на основе твоей расы/этноса.

Важно понимать, чторасизм — это устойчивое и воспроизводимое отношение власти-подчинения, институционализированное отношение. Отношение, которое может проявляться в тысяче форм, даже в заботе: да, расизм может быть доброжелательным, он может облечься в форму благотворительности, как и в форму ненависти. Представьте, например, что в первом случае из видео, белый не начинает наезжать на не-белого, а вместо этого вполне благодушно начинает ему объяснять, что в Швеции нужно извиняться (хотя возможно не-белый всю жизнь в швеции-то и прожил), когда ты задеваешь кого-то плечом или что-тов таком духе. И даже скажет «Без обид», и может быть даже предложит ему по пиву выпить (или вместе записаться в один спортзал). В любом случае, тут даже не важны субъективные намерения: все равно, желая добра или зла, но и в том и в другом случае не-белый будет производиться как второсортный, неполноценный субъект по отношению к белому. И будет задействованы все те же апелляции и допущения: о связи расы и принадлежности к государству и культуре, о границах и т. д.

Расизм — это не использование дискурса, это сама его структура, структура связок значений и смыслов, то каким образом, например, цвет кожи оказывается связан гражданственностью, культурой и даже с интеллектуальными или физическими способностями (все африканцы — хорошие спортсмены). Расизм — это не единичное действие, но структура и институт повседневных взаимодействий; это не когда тебя оскорбили в одном месте, а во всех остальных похлопали по плечу; это структура,которая даже дома доберется до тебя в виде заголовков газет, объявлений о работе и т. д.

Кроме того, расизм еще имеет историю. Историю колониальных завоеваний, эксплуатации территорий, природных и человеческих ресурсов, войн, разрушений, историю угнетения и сопротивления, историю разрушения культур, языков, религий, социальных связейилокальных институтов взаимопомощи. Это не африканцы когда-то колонизировали и разорили Европу, и теперь европейцы вынуждены ради собственного выживания ехать в бывшие колониальные метрополии, все как раз наоборот. Точно так же и не народы Кавказа и Средней Азии когда-то колонизировали российскую империю, а российская империя имеет долгую историю колонизации, завоевания и эксплуатации этих территорий и населения.

А еще расизм это не только об угнетении, но и, да, о привилегиях. О которых обладателям этих привилегий очень удобно забывать, и говорить о том, что расизм не имеет цвета и что «Дискриминация по национальному признаку одинаково ущербна, вне зависимости от того, кто ее воспроизводит». Нет, не одинаково, и видео тому хороший пример, потому что оно как раз показывает, что разные этнические/расовые группы имеют не равные ресурсы, в том числе и риторические, для это самой «дискриминации по национальному признаку». Для того, чтобы обозначать просто оскорбления или неприязнь по национальному признаку существует другой термин — ксенофобия. Но расизм, опять таки, это не про неприязнь и оскорбления, хотя и про них тоже, но прежде всего расизм — это про отношения власти, их воспроизводство, институционализацию и историю.

 

ОБ ОБЪЕДИНЕНИЯХ, ИНТЕРСЕКЦИОНАЛЬНОСТИ И УГНЕТЕНИ

Если бы в статье АД-СР ограничились только обсуждением проблем расизма, то я бы пожалуй закончил на предыдущем разделе. Но, к несчастью или наоборот, в ней содержится еще несколько положений, о которых мне хочется высказаться.

Дело в том, что автор_ка этой статьи постоянно скользит между различными проблемами, так, как будто они все одинаковые. В тексте всплывает Меркель, которая по мнению воображаемых оппонентов авторской позиции, угнетена так же как рабочий, всплывают, как же без этого, голодающие дети в Африке, которым, почему-то противопоставляются протесты против расизма в Европе, и еще много чего интересного. Мне в эту мешанину погружаться не хочется, отмечу только, что в большинстве случаев сопоставление несопоставимого приносит лишь исключительно спекулятивную эффектность, а еще оно приносит вред, выражающийся в создании иллюзий и обмане зрения, и что замечать различия так же бывает очень полезно.

Так вот, первый пункт касается понимания теории интерсекциональности. В статье говорится: что «проблема интерсекциональности — пересечения различных видов угнетения и дискриминации: классового, гендерного, расового и т. п». А через несколько абзацев приводится пример применения интерсекционального анализа: «Для примера, по такой логике в России трудовые мигранты из Азии и владеющие бизнесом главы диаспор этих же стран являют собой единую одинаково угнетенную группу и должны бороться сообща». Такое понимание в корне противоречит положениям этой теории. Оно даже отрицает ее. Потому что интерсекциональность говорит нам: смотрите на вещи комплексно, без упрощений; учитывайте различия, мир и субъекты многомерны. То есть у этих субъектов есть не только этническая идентичность, но и классовая, гендерная, возрастная, сексуальная и еще много и много других. Именно поэтому в указанном примере бизнесмен и рабочие не должны (то есть, конечно, могут если захотят) автоматически объединяться только на основании общего этноса, так как у них еще есть и класс, и их классовые интересы не идентичны. А еще там могут быть женщины-рабочие, и не факт, что их интересы будут полностью совпадать с интересами рабочих-мужчин. И вообще можно представить кучу многих и сложных конфигураций. Но главный смысл будет один: объединения не производятся автоматически, на основе какого-то одного признака, будь-то класс или раса; объединения требуют работы, обсуждений и рефлексии, они практически всегда гетерогенны, то есть включают индивидов с разными интересами, опытом и т. д. И анархистское движение — отличный пример такого гетерогенного объединения: здесь пытаются взаимодействовать (должны пытаться — но это лишь идеальная модель, к сожалению) молодые предпринимате_льницы, открывающие спортивные залы и веганские столовые, игосударственные служащие (даже они! — учитель_ницы, преподавате_льницы, социальные работни_цы); представите_льницы среднего класса, гоняющие в Европу на праздники и покупающие себе модные шмотки, и низшие классы, представите_льницы которых не всегда могут позволить себе переезд по России и одевающиеся в секонд-хэндах; те, кто любит Кропоткина, и кто его не любит; имеющие две или три ученых степени и незакончившие пту; те кто жмет сотку от груди и от чего угодно и кто не жмет и не хочет жать; гетросексуалки, гетероексуалы, лесбиянки, бисексуалы, трансгендеры, геи, квиры и асексуалы. Наладить взаимодействие таких разных людей с разным экономическим и социальным положением, капиталом, статусом, очень сложно. Всех анархист_ок объединяет неприятие угнетения ВО ВСЕХ его формах, и если мы хотим искать пути для объединения, то нужно находить такие формы взаимодействия, которые будут подходить для всех. А для этого, в том числе, каждая и каждый должна рефлексировать свое поведение, высказывания и привилегии. Но пока что, опять-таки, к сожалению, я вижу лишь выстраивание иерархий угнетений, базисов и настрое и предписаний о том, против чего и зач то должны бороться настоящий анархист и анархистка. И эта статья АД-СР — не исключение.

По традиции, в этой статье утверждается существование базисных форм угнетения — угнетения капиталом и классом, от которых все другие формы угнетения являются лишь производными. Автор_ку не смущает, что, например, одним из оснований становления современно капиталистического общества было развитие патриархальных отношений и колониализм, что современные государства метрополий зависят от эксплуатации стран Африки и Азии, что одним из краеугольных камней становления буржуазной этики являлся запрет на «репродуктивные» формы сексуальности, то есть на гомосексуальность. Конечно, лучше, удобней и проще повторять догмы из прочитанных по диагонали или пусть даже и не по диагонали нетленных классиков, превращая их в идолов, и отказываться смотреть на действительный мир, который всегда норовит оказаться сложнее всяких теоретических раскладов. Но проблема заключается не только в том, что догматичность не точна, а в том, что она — опасна. Из универсалистского взгляда рождаются такие же универсалистские решения (универсалисткое здесь — мягкий синоним тотального), а универсализм всегда плох тем, что оставляет незамеченным те проблемы, которые считаются не универсальными, а значит создает новые разделения, исключения и угнетения.

Поэтому, если кто-то действительно хочет изменить мир и бороться ПРОТИВ ВСЕХ угнетений, а не бороться за свои догмы и свои привилегии, то нужно замечать различия, усложнять все и всегда, работать над собственной открытостью и изобретением форм действительно инклюзивной и не-иерархичной коллективности.

 

?

Комментарии (1)

RSS свернуть / развернуть
avatar
Спасибо за ответ. Добавлю, что статья на сайте АД-СР, это в свою очередь ответ на мою авторскую колонку на автономе. Я думал уж сам накатать ответ, но у автор_ки данной статьи это получилось очень подробно и доступно. Лайки и репост!

Оставить комментарий