'
PSNet, developing for LiveStreet CMS
06 мая 2014

Небесный фашизм и фашистские практики

Небесный фашизм и фашистские практики


Были бы у стен уши, так и они покрылись бы язвами от постоянных воплей: фашизм, фашизм, фашизм! И ладно бы по делу, так нет: чуть что – сразу о нём кричат, а у меня уже весь мозг от этого в кровоточащих мозолях.

1
Фашизм сегодня вообще какой-то расплывчатый. У каждого – свой. Для простачков это исключительно свастики и антисемитизм. Для тех, кто поначитанней, это – силовое подавление политического многообразия. Для самых истеричных либералов это – любое ограничение любой свободы от курения до уролагнии. В этом деле каждый подобен Адаму с аутизмом, который упорно раздает божьим тварям одно и то же имя: фашист, фашист, фашист.

Это имя перестало быть обвинением, которое цивилизация предъявляет людоедам. Оно превратилось в оскорбление, в пропагандистский штамп. Оно лишилось содержания, сохранив лишь область применения – «так мы называем политических противников». И это теперь верно для всех: и для власти, и для оппозиции. Слово «фашизм» стало совершенно пустым, стало означающим без означаемого. Поэтому если мы хотим использовать его честно и прямо, мы должны заново пересмотреть подход к этому понятию. Мы должны восстановить его в правах именно в качестве аналитического инструмента.

Это невозможно сделать, просто выдумав новое определение. Взять старое тоже не выйдет. Определение Тольятти слишком расплывчато и радикально – оно одинаково подходит и не подходит всем. Определение через «капитализм, не признающий прав человека», ближе к истине, но кому как не марксистам знать всю фетишистскую иллюзорность «прав человека» [1]. Фашизм в принципе невозможно определить по примеру клише типа «авторитарная власть плюс чипизация всей страны» – как минимум потому, что в своем конкретно-историческом развитии он всегда проходит несколько стадий и принимает множество форм, каждая из которых может включать демократические элементы.

Другой вариант – использовать вместо определения список признаков. И тогда, значит, фашизм будет там, где из признаков двое или трое соберутся во имя его. Правда, таких списков ходит много в разных редакциях. И не все строки в них относятся к нашему предмету [2]. Кроме того, считать, будто какое-то явление представляет собой лишь совокупность иных, вполне самостоятельных, черт, — это попросту ненаучно.

2
Я предлагаю окститься чуток и сделать попроще и поудобнее. Мы разделим всю ту груду мусора, которую сейчас называют этим словом, на две неравные кучи: на идею фашизма, которая никогда не может полностью воплотиться, и на реальную практику фашизма – то есть те многочисленные отражения этой идеи, которые мы можем зафиксировать в конкретных общественных отношениях.

Таким образом, мы отказываемся от синтетического инструмента «фашизм» в пользу аналитического инструмента «фашистская практика». Иными словами, мы выворачиваем наизнанку концепцию «фашизм есть совокупность его признаков» так, чтобы она стала концепцией «самостоятельных воплощений идеи фашизма». И если мы готовы попробовать такой способ рассуждения, то нам нужно договориться о том, что конкретно собой представляет эта «идея».

Сделать это куда проще, чем пытаться дать определение фашизму как реально существующему явлению, ведь нам не обязательно предполагать, что идея воплотится в полном объеме. В своем предположении об этой идее я исхожу из почти этимологической трактовки символа фасций, а также из корневого принципа того фашизма, каким его разработал Муссолини: фашизм есть принудительное единство. Общество – и мы знаем это, и Муссолини это знал – делится на классы. Это деление является основным двигателем истории. Кроме классов, однако, оно делится ещё по куче признаков – пол, нация, политубеждения, богатство, профессия, генитальные приоритеты и прочее. Из упомянутых расслоений вытекают общественные противоречия, основанные на различии интересов и потребностей слоев общества.

Небесный фашизм и фашистские практики

Суть идеи фашизма заключается в том, чтобы принудить общество действовать так, будто вовсе никакого разделения нет – и в первую очередь так, будто нет деления на классы и деления по политическим взглядам. Однако деление по классам реально исчезнет только тогда, когда исчезнет различие ролей в процессе производства, и фашизм знает это. Поэтому он и не пытается реально решить противоречия, истекающие из упомянутых расслоений. Его задача – запретить формы проявления этих различий, искоренить любую борьбу за реализацию частных интересов конкретных общественных групп. Идеальное общество фашизма – это первородный бульон, гомогенизированный компот из одинаково смирных и, более того, усердствующих в абсолютном послушании [3] человеческих существ.

И коль скоро мы соглашаемся с таким подходом, то мы согласимся также и с тем, что фашистские практики в первую очередь направлены не на устранение противоречий между группами общества, а на запрет этих противоречий. Фашистские практики – это практики вменения вины за наличие индивидуальности, это практики наказания за потребности, отличные от навязываемых, это практики принудительного единения принципиально необъединяемого [4].
И хотя в описанной выше концепции мы отказываемся от того, чтобы называть какой-либо режим «фашистским», достаточное число и интенсивность фашистских практик рано или поздно, полностью или отчасти приводят к тому, что можно назвать «фашистским состоянием» общества. Это фашистское состояние означает исключение (путем уничтожения, маскировки или умолчания) из общественного, а в ряде случаев – и из личного пространства элементов спонтанности, самостоятельности и многогранности, которые присущи как отдельным людям, так и жизни в целом. А тот фашизм, который мы знаем сейчас – фашизм как форма правления – лишь тень, лишь отражение того мрачного состояния, в которое всё общество может быть погружено, случись это по воле властей или по причине слабости самого общества.

3
Что хорошего в предлагаемом подходе:

Во-первых, он конкретный. Мы легко можем указать на те действия, которые ведут к фашистскому состоянию. Мы можем объединяться с любыми прогрессивными силами в борьбе с конкретной фашистской практикой именно на базе широкого антифашистского фронта, — при этом не отказываясь от своих фундаментальных убеждений.

Во-вторых, он содействует анализу. Любое движение и любой режим может быть проанализирован на толерантность к фашистским практикам и на готовность их осуществлять.

В-третьих, он не привязан к «объединяющему диагнозу». Объявляя фашистскими действия власти, но не саму власть (даже если мы о ней всё хорошо понимаем), мы лишаем ее возможности для контрудара в стиле «если мы фашисты, то почему все евреи ещё на свободе, шах и мат». Из этого следует также и то, что такой подход возможно применять даже при критическом анализе общепризнанно «демократических» режимов.

В-четвертых, он спокойный. Указывать на то, что конкретный институт или событие являются носителями фашистского духа – куда пригляднее, чем алармистски носиться с криками «гитлер! гитлер!» при каждом спорном случае.

Спасибо за внимание,
всем рот-фронт-обнимашки.
________________________________*

[1] – может найдется среди вас один либертарианец, кто посчитает, будто я против прав человека. Но друг мой, я говорю здесь только о том, как легко простачки поверили в сурковскую «суверенную» демократию, якобы отличную от «западного» её типа. Разве не с той же легкостью поверили бы они в «суверенные права человека»?
[2] – например, встречаются такие «признаки фашизма»: вождизм, расизм/антисемитизм, нацизм и пр. Встречалось мне в числе признаков даже «деление общества на касты и сословия», что уже этимологически является полной противоположностью обсуждаемого предмета.
[3] – кто достаточно изучал фашистские практики прошлого, тот хорошо знает, что абсолютное послушание – суть послушание предугадывающее, а именно такое, при котором ожидание чужого волеизъявления настолько чуткое и настолько настороженное, что исполнение приказов предшествует их получению.
[4] – здесь есть нюанс. Даже если мы возьмем рабочих и капиталистов – то есть антагонистические классы, – даже тогда мы можем видеть их общие интересы: например, ликвидацию абсолютизма, феодализма и сословных привилегий. В принципе, на таких конкретных «общих интересах» и строится общество. А вот невыполнимая мечта фашизма состоит как раз в том, чтобы заставить рабочих и капиталистов действовать совместно – но именно там, где их интересы в корне противоположны.

?

Комментарии (9)

RSS свернуть / развернуть
avatar
У кого-то «фашизм расплывчатый». А у кого-то это просто смерть. Сейчас и навсегда. За то что не хотел кричать «Слава Украине». Автору надо было оказаться на месте, например, того парня, что прыгал с третьего этажа. Был избит на земле. Но не убит. А не убит потому, что он сам потом стыдился в своем рассказе — перед прыжком он сорвал с себя майку с Че. Избитый, но живой, он жалел об этом!!! Я не виню его — такое каждый решает сам для себя. У каждого в Украине будет еще выбор. Умереть защищая свои левые взгляды. Или выжить, но сорвав с себя эту майку… По-моему, это и есть настоящий фашизм. Обыкновенный.
avatar
интересное мнение. но много моментов о которых можно долго спорить.хотелось бы более развернуто.
avatar
То есть Советский союз был фашистским государством?
avatar
в описанной выше концепции мы отказываемся от того, чтобы называть какой-либо режим «фашистским»
=)

… но фашистские практики там определённо были. Ограничение информации, трюк осажденной крепости, невозможность реальной демократии, запреты на культурный и политический плюрализм — и да, этих практик было довольно много. Я к тому, что нам вообще не нужно судить о том, было ли какое-то государство «фашистским» — достаточно ограничиться указанием на вот эти практики и на их безусловное зло — безотносительно к тому, насколько благодатно государство в иных сферах.
avatar
Кроме культурного уровня, там и на уровне классового анализа были отрицания различий. Взять хотя бы все эти профсоюзы, которые были местом получения путевок, а не борьбы за права, потому что классового антагонизма в СССР быть не может…
avatar
Да, но я — думаю, как и многие, — не готов назвать СССР именно «фашистским государством». И именно из-за того, о чем я писал: «если мы фашисты, то почему все евреи ещё на свободе, шах и мат». То есть хочется, вот хочется прям сравнить с Рейхом — и показать, что были весьма существенные отличия. Но рейха век был недолог, и как знать, может и уровнялось бы всё.
avatar
Мне просто кажется, что для фашизма важна не только идея редукции классового конфликта, но и способ — через традицию, через попытку вернуться в «старые добрые», где якобы такого конфликта не было.
avatar
«Фашистские практики – это практики вменения вины за наличие индивидуальности, это практики наказания за потребности, отличные от навязываемых, это практики принудительного единения принципиально необъединяемого.»А как Вы воспримите потребность в каннибализме? В унижении себе подобных? В постановке себя выше других людей? У многих вот эта последняя написанная мной потребность есть. Так что — нормально, пусть противопоставляют себя обществу, пусть живут так, как будто они лучше и «выше» других? Без обид — вся статья как раз в этом стиле: «я лучше других, я всё понимаю — поэтому я ИМЕЮ право решать, что правильно, а что нет — а остальные не имеют такого права».Намёки про власть это очень контрастно подчёркивают.Не ограничивать индивидуальность человека тупо не получится — любое человеческое общество строиться в том числе на ограничениях индивидуальности. И ничего страшного и фашистского в этом нет — если только человек уже повзрослел.А фашизму присущи нетерпимость и уничтожение, в первую очередь физическое, носителей точки зрения, отличной от единственно принятой доктриной. Как сейчас происходит на Украине, например.На самом деле много признаков фашизма — но относительно Вашей статьи я написал. А следование Вашему подходу может легко открыть окно Овертона для немыслимых сейчас для общества идей (вроде того же каннибализма, или инцеста). Поэтому Ваш подход в корне неверен.
avatar
Только что писал о том, что автор ставит себя выше других «решая, что правильно, а что нет», и в конце сам написал, что подход автора НЕВЕРЕН. Так кто себя выше других ставит?

Оставить комментарий