'
PSNet, developing for LiveStreet CMS
22 июня 2012

Принудительная раздача кокошников

Принудительная раздача кокошников


Автор иллюстрации — Мария Киселёва, @forgivemedesign


Я чего хочу сказать? Вот уже десяток лет как идет у нас модная тенденция в рядах русских патриотических погромщиков – рядиться под адекватных государственников, которые якобы не убийства инородцев желают, а  всеполнейшего их приобщения к великой русской культурной традиции. И многие наши люди с таким подходом соглашаются, говоря таджикам там, кавказцам, мордве: «Приехал в гости – уважай наши традиции, веди себя приличественно своему гостевому положению». Это, дескать, адекватный подход к национальной проблеме, мол, «а чо они такие некультурные, пусть будут культурные, вот мы их и не тронем».


А тут надо сказать, что под культурностью, конечно, понимается не культурность вообще, а культурность особого рода, а именно идеологизированно-русская культурность, то есть частная культурная практика воображаемой русской нации, а пойти вглубь — и чисто славянского этноса. «Быть русским, — говорят особо хитроумные погромщики, — можно и не имея русской крови. Достаточно вести себя как русский». Сим зверь-погромщик завоёвывает себе славу человека, которого можно даже и не порицать – он ведь не призывает никого резать/вешать, как иные вот бывало призывали! Таким образом, вести себя «культурно, как русский» и вести себя «культурно вообще» в глазах националистов и их наивных, недалёких слушателей – понятия будто бы равнозначные.




[В свою очередь требование «культурности», предъявляемое к инородцам, оказывается легитимировано, во-первых, некровожадностью (по сравнению с газификацией-то!), а во-вторых – внешней логичностью (поскольку поведение есмь, якобы, вещь самовольная: хочешь — так меняй его, а на «нет» — на Кавказ билет).]




Добрые русские люди не видят простого и ясного факта: инороссы, то есть жители другой, нерусской России, парадоксальным образом уже бытуют так, как предписывают им положения русской же культуры. Не «как русские», но «как русские велели». Ведь наша Родина любимая, о чём ещё в школах учат, исторически многонациональна, она значит уважает многоцветье этнических укладов. Оттого «русская культура» как идеология, как закон даже, носит характер не универсальный (то есть единый для всех), но многогранный, разграничивающий культурные права и обязанности коренного населения и наций-сателлитов. Узбек должен быть таким, а еврей – вот таким, а татарин – вот таким, чтобы оставаться включённым в великороссийское культурное пространство. И пусть ваша этническая культура будет да, да, нет, нет, а прочее – от лукавого. И таки да — они должны танцевать пресловутую эту лезгинку, это мы им так велели.


Иными словами, место и линии поведения тех же чеченцев или цыган в культурно-бытовом пространстве России, слава ей, определены ещё при царях-батюшках. Определены запретами, устаканены пропагандой и с молоком матери впитаны ребятишками-нацменами. Требования эти давно и крепко вшиты в ткань общественных отношений, а в сегодняшней России дополнительно окрашиваются и особым типом принуждения – принуждением ранее сформированных этноэкономических ниш в смысле тех культурно-трудовых ареалов, которые определены для мигрантов капиталом: таджик-уборщик и азербайджанская торговщица стали фактически штампами. Приезжий в великорусские регионы неизбежно, безнадёжно подчинён этому "генеральному коду" российской культурности, который (код) каждому этносу определил и навязал специфическую этноориентацию,  сообразную модель поведения. То есть получается, что любой приезжий с окраин уже является «культурно русским», русским в глобальном смысле. Он нашёл и занял свою этнокультурную нишу, предписанную ему Русью. Так что ему никак понять, не прочувствовать, чего же от него ещё хочет ряженый посконный русич.


Но и «русской нации», то есть широкой этнообщине условно-славян, ей многонациональное Отечество также определило свою линию быта. И вот уже некоторые условно-славяне принимают сфабрикованную для них идентичность как идентичность универсальную, к которой якобы возможно «присоединиться», которую якобы может исповедовать любой. Но нет! Русская культура (не этническая сама по себе, а именно что глобальная, общегосударственная) глубоко националистична по сути, она националистичней, чем наш наивный погромщик надеется её когда-либо сделать. В русской культуре давно действуют неписанные нюрнбергские законы – чтоб каждый сверчок знал свой шесток. И только требование к нацменьшинствам «сидеть на своём шестке», не шелохнувшись, требование не вылазить из своих разрушенных войной и капиталистической эксплуатацией этнических заповедников может иметь место в рамках Великой Русской Культуры. Но такое требование нынче выдаст с головой жлобствующего упыря-нациста. Приходится ему изворачиваться, приходится, скрепя сердце, принимать дорогих гостей.


И единственным выходом из западни предписанной этносам культурной жизни может быть не выход из культуры, к примеру, кавказского этноса в культуру русского этноса (что невозможно), но только выход из культуры этноса вообще – в культуру профессионального уклада, в культуру трудовую и научную. В культуру рационального, а не национального. Но погромщикам этого не понять. Для них таджикский дворник всегда останется таджиком, а не дворником. И оттого они обречены на бесконечные попытки — попытки натянуть на всякого гастарбайтера Святой Сияюшший Кокошник, изгвазданный кровью будто терновый венец Исуса Христа.


Потому что все националисты очень, очень тупые.

?

Комментарии (4)

RSS свернуть / развернуть
avatar
ну я бы, конечно, не стала идеализировать /культуру рационального/
кстати каким содержанием вы наполняете это понятие?
avatar
никаким особенным, меня в принципе удовлетворяет бытовое использование понятия «рациональность» в его противоположении понятию «иррациональность»
avatar
Впрочем, если немного поиграть и развивать эту тему, то наверно интересно будет обратиться к делиберативной рациональности Хабермаса, к совещательному определению «правил общежития» на основе использования разума, а именно — разума в его «моральном» преломлении (опять-таки: «моральное» — в понятийной модели Хабермаса, а не единоросско/РПЦ-шной модели к примеру)
avatar
Мордва-то тут причем? Отличить мордвина от русского зачастую нет никакой возможности.Говорят по-русски давно, тип европеоидный. Финно-угры же.

Оставить комментарий