'
PSNet, developing for LiveStreet CMS
03 августа 2016

Минский Мужик — Полное собрание опубликованных книг

Вольная Думка публикует довольно большую вещь, а именно — книги Минского Мужика и статью о нем. Минский Мужик (Дионисий Горбацевич) — эмигрант с территории Беларуси конца 19 века, участник русскоязычных анархистских организаций США, автор одних из самых ярких и правдивых книг о СССР 1930-х. В 1934 году он поехал в СССР, где увидел расхождение дел большевиков с их словами, сразу взялся за перо и написал две книги о своей поездке. Потом, създив в СССР еще дважды — в 1960 и 1966 годах — написал еще одну книгу. Все три книги написаны остроумным, точным и живым языком. Они безусловно являются сокровищем эмиграционной публицистики.

Первые две ("Правда о Советской России" и "Что я видел в Советской России") — библиографические редкости, нигде до сих пор не опубликованые. Нам прислал их товарищ, имя которого мы не называем, потому что он что-то перестал откликаться, но которому мы бесконечно благодарны. Кроме книг в публикации представлена заметка литературоведа Никарема Никифоровича, который одним из первых открыл эти книги, и наш краткий биографический очерк про Минского Мужика. Конечно, взгляд Никифоровича более-менее тенденциозный, но этот материал — единственная рецензия на книги Минского Мужика которую мы нашли, и хотя бы поэтому её стоит опубликовать.


Скачать книги в pdf:

Минский Мужик. Что я видел в Советской России?

Минский Мужик. Правда о Советской России

Горбацевич, Д. Два месяца в гостях у колхозников


Дионисий Горбацевич родился в 1895 году в Слуцком районе в крестьянской семье. В 1913 году он отправился из-за своей бедности в США, где жил в Чикаго и работал на различных "рабочих" работах. В 1934 году Горбацевич решил навестить родителей, которые жили в СССР. Более того, вдохновленный социалистическим строительством, он мечтал остаться там жить. Но, увидев, что большевистский "коммунистический" режим — лживая ширма, а за ним скрывается настоящая диктатура, он решил написать серию критических статей на эту тему, опубликовав их в чикагской газете "Рассвет". Из этих заметок, значительно расширенных, вышла первая его книга "Что я видел в Советской России: Из моих личных наблюдений".

Минский Мужик — Полное собрание опубликованных книг

В 1937 году вышла вторая книга — "Правда о Советской России (по личным Наблюдения и материалам советской печати и статистики". После написания этих книг въезд в СССР Минскому Мужику (такой псевдоним взял себе Горбацевич) по понятным причинам был запрещен. Известно, что все это время он участвовал в деятельности анархических организаций США. Например, он был автором предисловия к роману Алексея Николаева "Первый среди равных" о Н.М. Махно, изданную основанным анархистами "Профсоюзом г. Детройта" в 1947.

Минский Мужик — Полное собрание опубликованных книг

В 1960 году Горбацевич снова посещает СССР, хотя въезд в деревню ему всё еще запрещен. Это стало возможным благодаря потеплению Советско-Американских отношений. По итогам путешествия была написана серия статей для журнала "Дело Труда-Пробуждение". Но, удача, в 1966 году он сумел добиться очередной визы, на этот раз с разрешением на въезд в деревню. Впечатления от этой поездки вылились в третью и последнюю книгу автора — "Два месяца в гостях у колхозников".1

 

Правда о стране Советов:

об одной книге, изданной на русском языке в Америке 70 лет назад

У меня в руках книга на русском языке, изданная в Чикаго в 1935(!) году. Хранится она в библиотеке Чикагского университета. Называется просто: “Что я видел в Советской России?” На обложке подзаголовок: “Из моих личных наблюдений. С картой и иллюстрациями”. Солидно звучит и имя автора: Минский Мужик. Уже в наши годы библиографы расшифровали имя того, кто скрылся под таким солидным псевдонимом: Д.М.ГОРБАЦЕВИЧ.

Символично и посвящение, вынесенное на специальную страницу: “Порабощенным, закованным в цепи большевистской диктатуры, народам СССР посвящаю эту книгу”. Разоблачение государственного и идеологического режима, установленного в той стране, подтвержденное многочисленными реальными фактами, авторскими наблюдениями и рассказами тех, с кем приходилось встречаться, — вот основная тема, которая проходит через все это уникальнейшее издание, от его первой страницы до последней.

В предисловии к книге автор (в дальнейшем будем называть его итак) рассказывает немного о себе, о том, как возник замысел этой книги и как она была издана. Родную Беларусь Минский Мужик покинул в 1913 году, когда ему было всего 18 лет от роду. И только через двадцать один год, в 1934 году, ему удалось осуществить естественную для многих эмигрантов мечту: побывать на родине. Хотелось повидаться с родственниками, увидеть страну детства и юности. Тем более что в самой Америке было время общей депрессии, и “в тайниках души”, как признается автор, он даже мечтал о том, чтобы вернуться и остаться в своей родной стране. Но — увы! — его мечта не осуществилась.

Более трех месяцев он провел в разных местах Советского Союза: в Ленинграде, Москве, в Украине, в городах и селах Беларуси. И пришел к однозначному выводу: “Столкнувшись с суровой и страшной советской действительностью, я понял, что жить в России нельзя. Надо было возвращаться в буржуазную Америку”. Вернувшись, Минский Мужик, сын белорусских крестьян, который в Америке был обыкновенным рабочим, стал писать статьи о своей поездке в СССР и публиковать их в русскоязычной чикагской газете “Рассвет” (оказывается, была и такая). Автор писал об огромном интересе читателей к этим публикациям и о том шуме, который подняли американские коммунисты вокруг этих статей. Сами же читатели подняли вопрос об издании их отдельной книгой. Минский Мужик взялся за работу и до конца марта 1935 года пересмотрел, поправил свои статьи, подкрепил их ссылками и цифровыми данными. Написал для книги и новые статьи о молодежи, о пятилетках, о Красной армии и другие. Помогли и те, кто издавал газету “Рассвет”, и в том же 1935 году книга вышла.

Многие факты, наблюдения и откровения в ней поражают даже сегодня, когда мы, как нам кажется, все знаем о том страшном советском времени. Если когда-нибудь состоится Международный суд, который бы вынес оценку той государственной системе, большевистской партии и карательным органам, проводившим политику геноцида против собственного народа (уверен, что это обязательно состоится), то многие страницы книги “Что я видел в Советской России?” Минского Мужика прозвучали бы на таком процессе вместе с основными доказательствами обвинения.

Композиционно книга построена очень просто: автор постепенно, шаг за шагом, описывает все этапы своего путешествия на кораблях, потом по железной дороге. По дороге в Ленинград он был в Англии, Дании, Швеции, Финляндии. Небольшие разделы книги рассказывают о том, что Минский Мужик видел в этих странах, что ему понравилось, а что нет. Специально он отмечает, что в Дании, например, правительство помогает безработным, а в Швеции развито правительственное кооперативное домостроительство. Но уже первые часы пребывания в Ленинграде сразу же дали понять, что все вокруг — совершенно иной мир, далекий даже от самых плохих представлений. “Не хотелось верить, что мы находимся в Ленинграде, в единственной в мире социалистической стране, где нет капитализма, но зато господствуют наган, нужда и нищета”, — так пишет о своих впечатлениях автор.

Наган, нужда и нищета… Эти определяющие понятия — символы проходят потом через всю книгу. В Ленинграде Минского Мужика поражает обилие красноармейцев с ружьями; всюду грязь, крысы и мыши, нищета в квартирах простых людей, в столовых. В так называемых Советах — не выборные лица, а назначенцы. 1 января 1935 года в СССР была отменена карточная система, существовавшая три года, и после этого резко были повышены розничные цены на товары первой необходимости. Своим попутчикам в вагоне поезда из Ленинграда в Москву автор, к их огромному удивлению, рассказывает, что в США и Канаде только официально числится более 300 тысяч русских эмигрантов, но они имеют свои организации, школы, издают свои газеты. (Думаю, что эта информация удивит и многих наших сегодняшних читателей).

В Москве Минский Мужик попадает в ту же невыносимую атмосферу нищеты и угнетения. Здесь с особой силой добавляется ощущение постоянного страха за свою жизнь. Всюду — вооруженные красноармейцы, особенно вокруг Кремля, где “заседает всемогущий диктатор Сталин”. Описывая усыпальницу русских царей в одной из церквей Кремля, автор замечает: “Тут же стоит тяжелый и крепкий гроб сталинского праотца Ивана Грозного”. Заметим, что это сказано еще до массовых репрессий 1937-го и последующих советских лет. На Белорусском вокзале и на улицах он увидел обилие нищих, одетых в лохмотья беспризорных детей, которые все время просили: “Дяденька, дай копеечку...”. Поразила его даже атмосфера в зале одного из театров во время спектакля: “Тяжелая атмосфера, как над Лондоном туман, висит над советскими гражданами и не дает им свободно дышать, быть веселыми и жизнерадостными. Даже юмор не действует на терроризированного и запуганного советского гражданина”.

И вот автор приезжает в Беларусь, встречается с самыми разными людьми, ведет очень осторожные разговоры: все боятся говорить правду. Приводятся не только свои наблюдения, но также многие сведения из газет, статистические цифровые данные. Следует первый вывод: московские большевики создали форму союза республик только для того, чтобы “показать иностранным государствам, что они — за независимость и самоопределение народностей”. А на самом деле получилось вот что: “У самого отъявленного мошенника имеется больше совести, чем у этих советских республик независимости и свободы. Москва диктует им свою волю. Они должны беспрекословно выполнять все наказы и приказы Москвы”. Еще раз хочется напомнить, что это написано в 1935 году.

Любопытны и непосредственные белорусские авторские впечатления. Острый жилищный кризис в Минске (квартиры, в “которых не могла бы жить американская собака”). Построенный за счет разорения тысяч крестьян “'дворец” казарменного типа (то, что называют Домом правительства и до сих пор выдают за шедевр архитектуры). В ветхом крестьянском доме в деревне под Слуцком старушка со слезами на глазах рассказывает о непрерывных “национализациях” личного хозяйства и о непомерных налогах.

Необычайно запущенное состояние еврейского кладбища в Слуцке. В этом же городке каторжане, которых усиленная вооруженная охрана гонит на работу. “Хамунист” — так называют простые крестьяне тех, кто командует и издевается над ними. И совершенно неожиданный вопрос крестьянина- старика: “Скажите, придут ли к нам иностранные державы, чтобы спасти нас от гибели?” Минский Мужик не узнает своей родной деревни после двадцатилетнего отсутствия: “Дворы поредели, хаты измельчали, заборы и ворота у дворов исчезли, колодцы высохли, не поют петухи и не слышно лая собак. Даже не видно играющих детишек. Мертвая тишина. На душе стало тяжело и грустно”. Подробно описываются жизнь и мучения многих крестьянских семей, крушение надежд, трагедии судеб. В одиннадцати ближних деревнях автор насчитал 154 человека, отправленных в ссылку. “В разрушении старой деревни большевики достигли "успехов" на сто процентов", — вот результат пресловутой коллективизации.

Очень многие примеры и описания подчеркивают антинародность советского государства, “построенного на грубой эксплуатации, бессовестной лжи и неслыханном обмане”. Запрещено, например, даже держать в домах сало с кожей. В сельской местности не хватает школ, те что есть, в ужасно запущенном состоянии. И в деревне, и в городе фактически отсутствует процесс нормального воспитания детей. “За малейшее возражение, выраженное публично, колхозника, как и частника, забирают поздней ночью и ссылают в Сибирь на каторжные работы, а передовых колхозников расстреливают в подвалах ГПУ”.

Нет священников в приходах и раввинов в синагогах, культовые здания просто закрываются и разрушаются. Сталин не верит в молитвы, — пишет автор, — а верит в штыки и ГПУ, которое огнем и мечом охраняет его, насаждает рабство и гнет”. Налоги, государственные цены — безжалостный грабеж среди бела дня. Особо тяжелое положение женщин, ставших, по существу, рабынями власти. Везде — казарменные порядки, даже вокруг зернового поля стоит вооруженная охрана. “В капиталистических тюрьмах заключенные имеют больше свободы, прав и независимости, чем колхозники”, — тоже одно из любопытных авторских наблюдений. Даже на свадьбах поются песни о тяжелой доле, о том, что эта жизнь надоела, и после смерти “родные не узнают, где могила моя”. Возмущен автор и придуманным в Москве эпитетом “кулак”. Он видел многих “кулаков” — затравленных, бедных крестьян, немногие из которых “имеют свой собственный хлеб до нового урожая”. Рассказали ему крестьяне и о горожанах-евреях, над которыми власти издеваются “даже хуже”, чем над ними.

Встречался Минский Мужик и с украинцами, которые поведали ему о страшном голоде в 1933 году. Приводятся цифры: в результате голодомора только на Украине погибло 7 миллионов, а всего в России — около 10 миллионов человек. Думается, что тогда, когда вышла книга, эти цифры прозвучали вообще впервые.

Автор приводит много цифр и статистических данных, часто ссылается не только на свои наблюдения и впечатления, но и на некоторые официальные источники. В частности, цитируется изданный в 1934 году в Москве в издательстве “Союзоргучет” справочник “Социалистическое строительство в СССР”. Некоторые авторские выводы и предположения звучат сегодня просто поразительно, удивляя своим пониманием и предвидением, иногда, правда, наивным. Например, он пишет о том, что в случае возможной войны может вырваться недовольство народа, и это будет “самая опасная угроза для Сталина”. Звучит и надежда, что “все тираны и душители свободы и правды свергались во время войн”. А вот еще одно, объясняющее многое предвидение: “В будущем может получиться так, что окрепшие республики уйдут из-под власти угнетающего центра Москвы”. Автор приводит большой перечень необходимых реформ, без которых жизнь России никогда не будет свободной. Естественно, и сегодня многие эти предложения — только наивная мечта.

Я привел лишь некоторые отрывки из многочисленных наблюдений и рассуждений Минского Мужика. О себе он говорит в конце книги предельно скупо: “Я не профессиональный литератор, я рабочий от станка. Писал после тяжелого физического труда и даже ночами… Я болел душой, когда видел весь кошмар в СССР, и еще больше болел тогда, когда писал эту книгу”.

Идет время. Вот уже и отметили пятнадцатилетие распада того государства, которое называлось СССР. Не умолкал дружный хор тех, кто и в российской, и в белорусской, и в эмигрантской прессе осуждал Беловежские соглашения и сожалел о случившемся тогда. Они, естественно, не читали книгу Минского Мужика “Что я видел в Советской России?”. А не помешало бы.

Ванкарем Никифорович, Народная Воля №65-66 (2585-2586), 26 апреля 2007.

__________________

1  Биографическая заметка составлена ​​из интервью Ирины Романовой, которое опубликовано под названием "Как американский белорус трижды приезжал в БССР" и по личным наблюдениям автора этого сообщения.

 

?

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Оставить комментарий