'
PSNet, developing for LiveStreet CMS
29 мая 2014

Размышляя об обязательстве, ответственности и самодисциплине

Размышляя об обязательстве, ответственности и самодисциплинеДанный перевод статьи “Thoughts on Commitment, Responsibility and Self-discipline”Федерации Анархистов Рио-де-Жанейро пришел к нам на почту. Спасибо всем, кто поддерживает нас своими статьями и переводами!

«Любой человек, который является приверженцем анархической этики, знает за что он борется и может объяснить идеологические причины для борьбы имеет обязательства и самодисциплину, для выполнения задач, возложенных на него.»

Ideal Peres

Одна  из важных характеристик организации «Федерация Анархистов Рио-де-Жанейро»(ФАРЖ) — это обязательство ее участников, как активистов.  Мы считаем, что для того, чтобы наша борьба приносила результаты,  важно, когда каждый активист организации имеет высокий уровень  обязательства, ответственности и самодисциплины.

Когда  наш дорогой Ideal Peres говорил слова, написанные выше, он выразил в  одном предложении ряд мнений первостепенной важности для нашей  организации. Он подчеркнул, прежде всего, важность сознательности  активиста относительно мотивов борьбы. Это значит, что анархист не  должен просто повиноваться тем, кто определяет направление, оторванное  от основания, или быть пешкой для элиты с её личными интересами в  отношении господства над людьми и/или другими неэтичными интересами, с  нашей точки зрения. Активист-анархист — это человек, которые активно  участвует во всех обсуждения внутри Федерации. От него ожидают участие в  происходящих обсуждениях, позиционирования самого себя, обсуждения  наилучшего решения поставленных вопросов и содействия в тактическом и  стратегическом направлениях, выбранных организацией.

Поэтому,  все активисты должны понимать: почему, против чего и за что они  борются. Обязательства каждого в сочетании с их самообразованием,  независимо от политических образовательных задач, выполняемых  организацией,  являются основой этого. Обязательства активиста  информировать самого себя, образовывать себя политически, для того,  чтобы быть способным в полной мере понять цели организации, проводимые  обсуждения и происходящую деятельность. Таким образом, активисты  понимают направление организации (в теории и на практике) и готовы к  общению, обсуждению и дебатам, или даже участвовать в собрании или  говорить публично в некоторых случаях, забирая выполнение таких задач из  рук «меньшинства». Также ожидается, что организация поддерживает  активистов, помогая тем, у кого могут быть трудности.

Анархист не отчужден. Он не выполняет приказы, которые приходят сверху и они не  являются «базой» для интересов авангарда (или элит), как это происходит в  политических партиях и других иерархических организаций.
Мнение  активиста важно организации. Это значит, активисты сами выбирают  направление организации, и нет никаких элит — правящего меньшинства, чьё  мнение значит больше остальных. Для нас мнение каждого участника  организации имеет одинаковый вес.

Когда  Ideal Peres говорил об обязательстве и самодисциплине, он говорил, в  сущности, о личном обязательстве перед коллективными решениями. Но как  это работает?

Большой  недостаток приверженности в вопросах обязательств и самодисциплины  является распространенным для организаций, претендующих на звание  горизонтальных и непартийных. Пример тому, как большое число людей,  посещающих собрания, (или относительно открытые группы) выражают мнение  по проблемам, которых они не знают, или берут на себя ответственность,  зная, что не в состоянии справиться. Крайне распространено, что такие  люди не приходят на следующие собрания, не выполняют то, что обещали,  утверждая, что не смогли по той или иной причине, — это не удовлетворяет  коллектив. Хуже всего то, что многие из таких людей, когда их призывают  к ответу, чувствуют себя жертвами своего рода авторитаризма.
Есть  очень наглядный пример ситуации, описанной выше: на «свободном радио»  на юге Бразилии (мы бы предпочли не упоминать название), основанном, как  утверждается, на самоуправлении. Все, кто хочет вести свою программу,  идут на общее собрание и вписывают свою программу в расписание, исходя  из коллективного соглашения. Затем множество людей, вписавших свои  программы, просто сваливают, оставляя радио неработающим и лишая  возможности других использовать их время. На все вопросы остальных  участников коллектива радио они бы сказали, что это авторитаризм, они же  используют свои права, используют свою «свободу» уйти, даже если они  подписались с самого начала.

Это  единичный пример, но, к сожалению, ситуации, вроде этой, очень  распространены в так называемой анархической среде. Для нас то, что  происходит, есть ошибка в оценке и определении авторитарного типа  поведения, то есть, те, кто взял на себя ответственность за что-то перед  коллективом и не выполнил это, считают себя жертвами авторитаризма.
«Обязательства  и самодисциплина для выполнения возложенных задач», как подчеркнул  Ideal Peres, кардинально идет в разрез с моделью, описанной выше. В  подобном типе отношений обязательства и самодисциплины мы согласны с  Ideal Peres с тем, что внутри организации должны иметь место все  обсуждения, все точки зрения должны тщательно анализироваться, и, как  было написано выше, иметь одинаковый вес при принятии решений  организации. Вся деятельность, которая будет происходить в рамках  организации, а, значит, будет выполняться её участниками, обсуждается на  собраниях. В конце концов, организация не делает ничего сама по себе. У  неё нет мозга, рук или ног, чтобы быть способной выполнять действия,  которые обдумываются внутри неё. Именно поэтому вся деятельность, на  которую решились и за которую организация будет нести ответственность, в  той или иной форме, будет осуществлена её участниками. Об этом Бакунин  писал ещё в 19 веке в обсуждении вопроса дисциплины:
«Враждебно  настроенные, как и я, к идее авторитарности, я, тем не менее, понимаю,  что определенная дисциплина, не бессознательная, а понимаемая  добровольно и разумом, есть и будет необходима всякий раз, когда большое  число лиц принимаются за любую коллективную работу или деятельность.  Такая дисциплина — ничто иное, как добровольное и обоснованное  соглашение об усилиях каждого на пути к общей цели. В момент действий, в  разгар борьбы роли распределяются естественным путём, исходя из умений  каждого, рассмотренных и оценённых всем коллективом: одни направляют и  командуют, другие выполняют. Но это не вечно и не остается навсегда  привязанным к одним и тем же людям. Иерархического порядка и продвижения  не существуют, поэтому командир вчера — подчиненный завтра. Никто не  возвышается над другими, а если такое и происходит, то только для того,  чтобы упасть позже, подобно волнам моря, возвращающихся в благотворный  покой. В такой системе, в действительности, не существует власти. Власть  распределена внутри коллектива и выражается в свободе каждого индивида в  правильную и серьезную реализацию воли всех [...]«[1]

Здесь  уместно сделать пояснение, чтобы сказать, что, точно так же, как не  существует «духа организации», который решает все проблемы и выполняет  задачи, тогда принимаются решения, чтобы разделить ответственность;  участники становятся формально ответственны за выполнение. Это важно,  так как другая общая проблема в организациях, основанных на  неиерархических принципах, — это решение: делать одну вещь или другую, а  затем все дружно идут домой, так и не решив, кто за что будет  ответственен. В такой модели происходит одна из двух вещей: или никто не  доводит до конца дела, или все дела падают на плечи наиболее активных  участников организации. Поэтому мы считаем, что необходимо распределять  задачи среди активистов, всегда находиться в поиске модели, которая бы  распределяла эти действия должным образом и не приводила бы к  концентрации задач у наиболее активных и трудоспособных участников.

С  того момента, как активист берёт на себя одну или более задач внутри  организации, у него появляется обязательство выполнить их, и, также,  ответственность перед группой.  Это серьезные отношения, которые  активист взял на себя. Так как обсуждения внутри организации крайне  демократичные и никто не берется за задание, только потому, что должны,  каждое обязательство — это обязательство, взятое по инициативе самих  активистов, находящееся полностью под их ответственностью. Если случится  непредвиденное событие, и активист поймёт, что он не в состоянии  выполнить то, что взял на себя, тогда он должен известить организацию  заранее и передать дело другому участнику.

Мы  не считаем, что проверять ответственность активиста со стороны  организации есть что-то авторитарное. Это должно быть, и если случается  так, что безответственность или отсутствие обязательства происходят  постоянно, то остальные активисты должны провести откровенную беседу с  таким активистом для того, чтобы решить проблему и не навредить работе  организации.
Самоуправление  — это двигатель самоуправляемой организации. Как и в других подобных  организациях, так и в нашей ФАРЖ, нет лидеров, которые возлагают  ответственность на остальных для выполнения задач; каждый, кто берет на  себя ответственность, должен обладать самодисциплиной, чтобы выполнить  задачу. Аналогично, когда организация определяет направление, которого  надо придерживаться, или задачу для выполнения, у каждого должна быть  дисциплина, чтобы решение было достигнуто коллективно. Не должно быть  необходимости в проверках, поскольку, ожидается, что каждый в группе  берет ответственность на себя в реализации задания, которое было решено  группой, но каждый должен отчитываться организации о прогрессе задачи,  находящейся под его ответственностью, и если кто-то не справляется, то  он должен объяснить коллективу причину, которая, возможно, будет  оправдана. Когда есть проблемы с прогрессом выполнения задания у того  или иного участника, организация может «назначать» ответственных за  выполнение задачи, чтобы не мешать работе или борьбе. Очевидно, форма  проверки должна быть в рамках взаимоуважения и анархисткой этики.

В 1920 году, в обсуждении вопроса дисциплины Эррико Малатеста трактовал это следующим образом:
«Дисциплина:  слово, которое служит для того, чтобы парализовать волю сознательных  работников. Нам также необходима дисциплина потому, что без понимания,  без координации усилий каждого для общего и одновременного действия,  победа фактически не возможна. Но дисциплина не должна быть рабской,  слепой преданностью лидерам, подчинением тем, кто даёт приказ не  двигаться. Революционная дисциплина последовательна, с принятыми идеями,  с верностью взятым обязательствам, это чувство обязывает разделять  работу и риски с товарищами по борьбе.»[2]
Для  нас важно принять к сведению комментарии Малатесты, соглашаясь, что  такая дисциплина и проверка не должна соответствовать авторитарной  модели, как в угнетении участников группы, так и в форме штрафов, как  упоминалось, необходимо брать во внимание уважение и этику между  участниками группы. Это большая проблема для нас различать собственную  дисциплину,  которую мы проповедуем и которая не ведет к авторитаризму,  от военной дисциплины, эксплуататорской и тиранической по своей  сущности.

Касаясь  вопроса дисциплины в анархической среде стоит сделать тщательный обзор  дебатов, которые развернулись вокруг проекта «Организационная платформа  всеобщего союза анархистов», опубликованном в газете «Дело Труда» во  Франции. После этой публикации в 1926 появилось множество ответов и  споров, главным образом относительно организационных аспектов анархизма,  а также на другие важные вопросы, среди них и дисциплина, на которой  мы сейчас и сфокусируемся.
Как  сама Платформа, так и ответы дискуссии, которые начались позже,  Синтезиз 1927 года и ответ к Платформе, написанный Волиным и другими  участниками Набата(Федерация Анархистов Украины), более детальная  критика Платформы, сделанная Г. П. Максимовым, — «Конструктивный  анархизм», дебаты между Нестором Махно и Эррико Малатеста — крайне  частный обмен письмами с 1927 по 1929, ответ Петра Аршинова Маллатеста -  «Старое и новое  в анархизме», и помимо других статей этого периода,  всё это важные источники для этого спора. Мы могли бы процитировать  известные тексты вроде последующего ответа Петра Аршинова, серию статей,  напечатанную в Solidariedad Obrera Александром Шапирой в 1932, прочие  статьи Волина и других мыслителей: Себастьян Фор, Луиджи Фаббри и Камило  Бернери. Есть ключевые статьи Махно («В защиту революции и  революционной дисциплины») и Малатеста («На коллективной  ответственности»), которые также приводят доводы, относящиеся к  дискуссии по Платформе.

Относительно  вопроса, что тут обсуждается, мы считаем, что наиболее полезным  ресурсом являются дебаты между Нестором Махно и Эррико Малатеста. Это не  тот случай, когда мы примем одну из сторон, но, учитывая вклад обоих,  считаем верными аргументы обоих сторон.

Мы  согласны с тем, что русские эмигранты излагают в Платформе, когда они  утверждают, что «печальное состояние, в котором прозябает анархическое  движение, имеет свое объяснение в ряде причин, из которых наиболее  важными, основными, являются отсутствие организационных принципов и  практики в анархическом движении». Русские сделали акцент на том, что  существует «ложное толкование принципа индивидуализма в анархизме: эту  теорию слишком часто путают с отсутствием всякой ответственности». Мы  знаем, что одна из больших проблем в анархической среде является то, что  принципы свободы и анти-авторитаризма часто интерпретируются как  отсутствие обязательств, этакое «отсутствие ответственности», как  подчеркнул один из русских товарищей. Мы также должны согласиться с тем,  что, по их словам, «индивидуалистические и хаотические элементы  понимают под названием «анархические принципы» аполитичность,  невнимательность и отсутствие всякой ответственности».

Мы  знаем, что критика индивидуалистического принципа в анархизме  допустима, и это из-за того, что мы также согласны с тем, что «принцип  федералистов был искажен в анархистских рядах: он слишком часто  понимается как право, прежде всего, проявления своего эго, без  обязательств отвечать за обязанности в отношении организации». Мы  считаем, что русские правы, когда утверждают, что «все участники  соглашения и Союза полностью выполняют взятые на себя обязанности, и  следуют общим решениям» и что «федералистский тип анархической  организации, признавая право каждого участника к независимости, свободе  мнений, индивидуальной свободы и инициативности, требует  выполнять  фиксированные внутри организации обязанности и исполнять общие решения».

Так же следует уделить внимание ответу Малатеста, озаглавленному как «Проект Организации Анархистов», в котором он подчеркнул: «Вместо  того чтобы вызвать в анархистах большее стремление к организации,  он[Проект], похоже, сознательно направлен на укрепление предрассудков  тех товарищей, которые считают, что организоваться — значит подчиняться  лидерам и авторитарному централизованному органу, который душит любые  попытки свободной инициативы.»

Тогда  стоит поразмышлять над вопросами, которые не так ясно раскрыты в  Платформе. Малатеста преувеличивает, но отметим его комментарии  и  замечания, что необходимость в ответственности, за которую мы выступаем,  не означает иерархию и авторитаризм. Комментарии Малатеста  точно  указывают средства, которые мы используем, чтобы достигнуть наших целей;  так, он подчеркивает, что «немыслимо, чтобы любой, кто исповедует  анархистские идеи и стремится к анархии, или, по крайней мере, серьезно  подходит к ее реализации — сегодня, а не завтра – должен был бы отречься  от основных принципов анархизма и перестал бы бороться за его  торжество». Продолжая тему, он подчеркивает, какой должна быть  анархистская организация: «Полная автономия, полная независимость, и,  следовательно, полная ответственность отдельных лиц и групп, свободное  согласие между теми, кто считает целесообразным объединиться в  сотрудничестве для достижения общей цели; моральный долг, и  обязательства не делать ничего, что противоречило бы принятой  программе». Наконец, возвращаясь к дискуссии о средствах, он заявляет,  что «Но чтобы жить и добиться успеха, мы не должны отказываться от  причин жить и изменять характер грядущей победы. Мы хотим бороться и  побеждать, но, как анархисты, — во имя анархии». Здесь мы тоже согласны с  Малатеста, потому как, если мы хотим достигнуть наших целей в  неотложном порядке, мы не должны не принимать во внимание принципы,  применяемые в том, как мы делаем это.

В  своем ответе «О платформе» Махно правильно утверждает: «Вы сами, дорогой Малатеста, признавали индивидуальную ответственность  революционера-анархиста. Более того, оказывали поддержку этой идеи всю  свою жизнь, будучи активистом.». Это подтверждается, если вы взглянете  на цитату Малатеста о дисциплине, написанную выше и датированную 1920  годом, то она содержит те же аргументы, что и привел Махно. Совершенно  справедливо, соглашаясь с утверждениями Малатеста, Махно говорит, что  «Никто из нас не имеет права уклоняться от этого элемента  ответственности. С другой стороны, если этому, до настоящего момента, не  было уделено достаточного внимания товарищами, то сейчас самое время,  для нас, анархо-коммунистов, сделать это пунктом нашей теоретической и  практической программы.»; более того, «Только коллективный дух бойцов и  их коллективная ответственность позволят современному анархизму  уничтожить в своих кругах идею, исторически ложную идею, что анархизм не  может быть ориентиром — идеологически или на практике — для трудящихся  масс в революционный период, следовательно, не может нести общей  ответственности.»

Малатеста  ответил снова, уже почти соглашаясь с Махно, когда он писал: «С  уверенностью подтверждаю и поддерживаю точку зрения, что любой кто  взаимодействует для общей выгоды, должен чувствовать потребность в  координировании своих действий и действий своего сотоварища, и делать  то, что не мешает действиям других и общему делу; и уважать принятые  соглашения, исключая искреннее желание покинуть объединение, когда  появляются некоторые разногласия во мнениях, изменяются обстоятельства  или нарастает конфликт по поводу использования методов, делающий  сотрудничество невозможным и нецелесообразным. Так же я придерживаюсь  взгляда, что те, кто не испытывали данное чувство ответственности должны  быть изгнаны из объединения. Возможно, говоря о коллективной  ответственности, вы подразумеваете согласие и солидарность, которые  должны существовать между участниками объединения. И если это так, все,  что было сказано вами ранее, по моему мнению, некорректное использование  языка, но это по большей части было бы неважным вопросом о формулировке  и согласовании, который вскоре можно было бы решить.».

Мы  считаем, что по-прежнему важно процитировать статью Махно 1926 года,  названную «О революционной дисциплине», где он пишет: «Под революционной  дисциплиной я понимаю дисциплину личности, поставленную в контексте  строго установленной коллективной деятельности, одинаково действующей на  всех, ответственность участников такого коллектива, которая ведет к  строгому соответствию между их практикой и теорией». Махно завершает  статью очень важной фразой: «Ответственность и дисциплина не должны  пугать революционера. Они вечные спутники практики социального  анархизма».

Малатеста,  год спустя после дебатов с Махно, опубликовал статью «На коллективной  ответственности», в которой он утверждает: «Моральная ответственность (а  в нашем случае мы можем говорить только о моральной ответственности)  является отдельной по самой своей природе». Далее он утверждает: «Если  определённое количество людей согласится сделать что-то, и один из них  позволит себе инициативу не выполнить то, что обещал, то все будут  говорить, что это была его ошибка, и поэтому именно он несет  ответственность, а не тех, кто сделал то, что они должны были сделать  вплоть до последнего момента.».

Мы  считаем, что все эти процитированные отрывки поучают анархистов  относительно обсуждавшихся вопросов. Цель нашей организации  функционировать таким образом, чтобы укрепить азы обязательства,  ответственности и самодисциплины, без порождения авторитаризма, который  перечеркивает этически принятые границы. Мы определяем этику как одну из  центральных осей нашей организации.

Эти  факторы, сегодня и всегда, фундаментальны для реализации деятельности  любой организации, которая претендует на серьезность и нацелена на  социальное преобразование.
Давайте  посмотрим на этот вопрос используя практические примеры из нашей  организации. ФАРЖ, как известно, работает по двум основным направлениям:  сообщества и захваты. Как в одном, так и в другом направлениях  обязательство, ответственность и самодисциплина являются необходимыми.
Например,  деятельность в общественном направлении: управление  Социально-Культурным Центром в Рио-де-Жанейро подразумевает  цикличность, чтобы люди были в центре в оговоренные дни для проведения  мероприятий, и, таким образом, пространство не становится «мёртвым». Это значит разработка мероприятий, ориентированных на деятельность  организации, а, также, гарантия того, что счета за электричество,  водопровод и прочее уплачены вовремя (стоит пересказать слова нашего  товарища, который любил говорить, что бесполезно прибывать в конце  месяца и платить по счетам из супермаркета, говоря кассиру: «но я  анархист, я против капитализма»; это никак не решает проблемы тех, кто  все еще живет в рамках капитализма).

Во  всяком случае, есть целый список задач, которые организация должна  делать, и которые, если она их не делает, портят намерения, которые  должны были быть достигнуты при планировании этих задач. Обязательство  активиста в таком случае: если у активиста есть задание открыть центр,  ожидается, что активист будет там в назначенный день и выполнит задание.  То же самое касается и других проектов: так библиотека Fábio Luz  открывается по определенным и дням и в запланированное время, книги  заносятся в каталог и т.п.

В  направлении захватов все работает так же. Очень важно для активистов  присутствовать на собраниях захватов и для этого они должны быть  осведомлены о часах, днях и темах собраний. После этого, важно, чтобы  активисты принимали, согласованное с фронтом, участие в собраниях,   уважая должную очередность и цели, которые должны быть достигнуты.  Анархисты должны также работать так, чтобы захваты были связаны друг с  другом, на форуме, который сейчас называется «Интернациональный Фронт  Бездомных». Обязанности в случае захватов более важны, чем на  общественном направлении, учитывая что в общественном направлении  большую часть времени, вы действуете среди товарищей, у которых такие же  этические ценности, что позволяет организованности и ответственности  быть более гибкими. В среде городских захватов, как и в других  социальных движениях, имеет место множество споров, и, в разное время,  мы вынуждены иметь дело с противниками, такими как криминалитет,  церковь, политические партии, эксплуататорские левые организации и  прочее. В этой связи, мы подчеркиваем важность организации,  ответственности и  дисциплины, потому что существуют споры вокруг  политического поля (власти), и, если анархисты оставят это поле пустым,  или будут проблемы с ответственностью и т. д., они освободят  пространство для других организаций, которые установят своё господство в  социальном движении. Не существует вакуума политического пространства,  более того, существует недостаток ответственности в реализации  деятельности, что означает освобождение пространства для остальных. Если  мы хотим, чтобы анархисты занимали доминирующие позиции и могли влиять  на социальное движение больше, чем остальные, важно знать, что мы должны  работать с крайне высокой степенью ответственности.

В  заключение подчеркнем, что наша работа не может быть чем-то, что  происходит случайно, и мы может делать её пару раз, когда захочется.  Обязательства, которые мы устанавливаем, как организация, требует от нас  нести ответственность за последовательность нашей деятельности. Это  часто тяжело, потому что битвы часто проигрываются. Есть воля активиста и  обязательство, которые заставляют нас идти день за днём, для развития  деятельности организации и подготовки почвы  для наших долгосрочных  целей. Так мы понимаем возможность идти навстречу свободе.

1. Михаил Бакунин. Кнуто-Германская империя и социальная революция (1871)
2. Эррико Малатеста: Anarquistas, Socialistas e Comunistas.

Источник

?

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Оставить комментарий