'
PSNet, developing for LiveStreet CMS
24 октября 2012

Как Анонимусы выбирают цели, координируют атаки и разбивают властные организации (ч. 2)

Как Анонимусы выбирают цели, координируют атаки и разбивают властные организации (ч. 2)

Продолжение статьи об истории Анонимусов:  возникновение  LulzSec и AntiSec, хак частных разведывательных фирм HBGary Federal и Stratfor, кампания против транспортной полиции BART, анонимусы и Occupy Wall Street, анонимусы после арестов. Первая часть находится здесь

… В следующую пару недель небольшая группа положила сайт тунисской биржи и обезобразила различные сайты тунисского правительства. Они также транслировали отчёты СМИ и новости о тунисском восстании в страну и за её пределы. Они распространяли «пакет безопасности» с разъяснениями, как обойти ограничения приватности в Тунисе, включая скрипт для браузера Файрфокс (Firefox), который помогал местным избежать правительственной слежки во время использовании Фейсбука.

Некоторые из участников #optunisia сами были туниссцами, включая красноречивого блоггера Слима Амому (Slim Amamou). После ареста Амаму 6 января 2011 аноны в IRC-канале #optunisia почти не спали в ожидании новостей. Но восемь дней спустя режим пал и Амаму был назначен министром в новом правительстве.

Мы никогда не узнаем, насколько были важны Анонимусы для Туниса, но Тунис полностью поменял Анонимусов. Впервые Анонимусы оказались на стороне победителей в реальном поединке и им нравилось это ощущение. OpTunisia была первым шагом к тому, что в последствие станет Freedom Ops (операции свобода) — серии операций в основном сфокусированных на ближневосточных странах во время Арабской весны, но распространившейся гораздо дальше.

В хакерском мире Анонимусы тоже играли мускулами. 5 февраля 2011 газета Financial Times цитировала Аарона Барра (Aaron Barr), главу компании по обеспечению безопасности под названием HBGary Federal, заявившего что он раскрыл лидеров Анонимусов. Он утверждал, что у группы примерно 30 активных участников, включая 10 основных хакеров, которые принимают все решения, и он якобы связал их ники в IRC — чате с реальными именами, используя анализ социальных сетей. По его словам он планировал обнародовать эту информацию во время доклада на предстоящей конференции по безопасности.

Анонимусы ответили с нечеловеческой яростью и быстротой. В течение 48 часов все данные почтовых серверов компании HBGary Federal и её предшественника HBGary были украдены и полностью выложены на Pirate Bay. Аноны продолжили издеваться над Барром, захватив его аккаунт в Твиттере, и (по их утверждениям, впрочем никогда не подтверждённым) они даже дистанционно стёрли память его iPad. Доклад Барра об Анонимусах был выложен в интернете и высмеян за свои предполагаемые неточности. Сообщение на сайте HBGary Federal гласило: «Этот домен был изъят Анонимусами в соответствии с разделом 14 правил Интернета». (Правило 14 действительно существует в «Правилах Интернета» — часто упоминаемом на /b/списке рекомендаций. Оно гласит: «Не спорьте с троллями — это означает что они победили»).

Барр (под ником CogAnon, тем же, который он использовал для внедрения к Анонимусам) пришёл в IRC, чтобы пообщаться с разумом улья. Сабу вступил с ним в спор:

Ты намеревался сражаться с анонимусами в СМИ ради того что бы привлечь их внимание.
Чтож, теперь, когда ты привлек их внимание, позволь тебя спросить: каковы ощущения?

Побитый Барр покинул хардкорных хакеров Анонимусов более злым, чем когда-либо.

Часть анонов, включая Сабу, откололись в мае (хороший месяц до ареста Сабу), чтобы организовать ветку под названием Lulz Security или LulzSec. Никому не известно, сколько именно их было — или кем именно они были — поскольку они создали закрытый IRC канал, в котором решали, кого и как хакнуть. Сабу был вроде старейшены; Топиари играл роль спикера и крайне забавного твиттерянина; Кайла и другие искали и использовали уязвимости. Вместе они осуществили яркий 50-дневный хакерский кутёж, в ходе которого поразили множество целей: частные компании, правительственные сайты, всё. LulzSec шесть раз хакнули  Sony, дважды — сайт американского сената, однажды филиал ФБР, получив данные счетов и выложив их в сеть. Они атаковали Minecraft, Eve Online и Nintendo. Они опубликовали данные счетов, логины и пароли порносайта и аризонского правоохранительного агентства. Они освещались в СМИ в мае и июне так, как ни одна хакерская группа до них. Конечно, в соответствии со своим названием, у LulzSec также был вкус к абсурду и анархии. В какой-то момент LulzSec объявили, что положили сайт Magnets.com (Магниты. ком) после того, как представитель службы поддержки не смог расказать им (как в популярной песне про Ватагу Безумных Клоунов, Insane Clown Posse), как работают магниты. Но в тот же день произошла атака на сайт ЦРУ, за которой, предположительно, тоже стояли они. LulzSec сохранили всю нигилистическую ярость рейдов /b/ прошлого, совместив её с зарождающейся политической чувствительностью, выкованной в #optunisia.

19 июня LulzSec объявили о своём роспуске и присоединении к Анонимусам для создания AntiSec — такой же закрытой группы, но с явной политической направленностью, предназначенной для поддержки нарастающей активистской миссии основного коллектива. В оставшуюся часть 2011 AntiSec хакнули Monsanto и консалтинговую фирму Booz Allen Hamilton, полицейские ассоциации в Аризоне и Техасе, правительства Австралии и Зимбабве, и многих других. Однако, большинство AntiSec и не подозревали, что в последние дни LulzSec ФБР постучалось в дверь Сабу и установили полный контроль над ним. ФБР не просто присоединилмсь к Анонимусам,  они заняли место старейшены AntiSec.

В самом деле, кто все эти люди? Если взглянуть на список тех, кого арестовали по наводке Сабу, они укладываются в стандартный стереотип хакера — молодые мужчины, чаще всего белые. Если верить ФБР, «Кайла» и «Топиари» были молодыми британцами в возрасте 23 и 19, соответственно, и остальные арестованные примерно соответствовали этому образу: подростки и мужчины до сорока, жившие в городах обеих Америк и Европы.

Но будет ошибкой соотносить Анонимусов только с теми кто был арестован, среди которых были как blackhats-хакеры, так и те, кто виновен лишь в использовании LOIC. Сила хакеров была связана поддержкой большого коллектива и никак иначе.

Большинство операций Анонимусов были придуманы и спланированы открыто и хаотично. В определенный момент несколько тысяч человек собираются в IRC-каналах Анонимусов, и совместно решают, что такое быть аноном. И все вместе они формируют образ Анонимуса в этот день.

Большую часть времени на большинстве каналах есть лишь болтовня; порой весь канал состоит из наблюдателей и никто ничего не привносит нового. Но когда будет обнаружена атака на интернет, аноны собираются на одном или нескольких «тянов», сотни или тысячи прибывают в течение нескольких часов, многие из которых новички среди Анонимусов, но все в запале и готовы нанести ответный удар. То, что в какой-то момент выглядит как печальная пустая комната может быстро превратиться в главную площадку подготовки мощного многоцелевого нападения.

Например, рассмотрим OpBART, разразившуюся в августе 2011 и связанную с не характерной для Анонимусов темой: грязным оффлайн-миром расовых взаимоотношений и полицейской жестокости. С 2009 года, когда полицейский системы скоростных электропоездов области залива Сан-Франциско (Bay Area Rapid Transit, BART) выстрелом убил невооружённого чернокожего по имени Оскар Грант (Oscar Grant), протесты против злоупотребления властью транспортной полицией только начали набирать обороты. 11 августа активисты анти-BART планировали демонстрацию по нескольким подземным  станциям в Сан-Франциско в знак протеста против ещё одного убиийства офицером BART, жертвой которого стал бездомный мужчина по имени Чарльз Хилл (Charles Hill). Это была непримечательная история с точки зрения национальных СМИ, но ответ BART на запланированную протестную акцию привлёк внимание местной прессы: чтобы помешать протестующим координировать свои действия с помощью мобильных устройств, BART отключила мобильную связь на своих станциях в центре города.

Как Анонимусы выбирают цели, координируют атаки и разбивают властные организации (ч. 2)

Когда новость разошлась, Анонимусы с яростью набросились на BART. В условиях Арабской Весны, это действие напомнило многим анонам свергнутого египетского диктатора Хосни Мубарака, отключившего Интернет для подавления несогласных. Тут же был организован IRC-канал #opbart, где вскоре собралось более 400 человек, предлагавших и обсуждавших способы отомстить BART. На аккаунтах Анонимусов в YouTube (где Анонимусы часто выкладывали свои манифесты)  стали появляться анонсы различных операциях против BART; в Твиттере замелькали ники анонов-анти-BART-овцев. Для оценки различных вариантов организовались подгруппы: хакинг, доксинг, атаки на отказ в обслуживании, протесты в реальном мире. И в течение нескольких следующих недель почти каждая обсуждавшаяся тактика была опробована против BART. Целый месяц хакеры-аноны атаковали слабозащищённые сайты BART и myBART, скачивая оттуда информацию; в скором времени они опубликовали украденные фотографии в обнажённом виде спикера BART Линтона Джонсона (Linton Johnson), который хвастал, что отключение мобильной связи было его идеей. Уличные протесты мешали автомобильному трафику на протяжении нескольких недель. OpBart был классической делократией в действии. Никто ничего не приказывал, ничто не делалось в одиночку. Нельзя сказать, что каждый Анонимус знает, что делают все остальные: одна группа может осуществлять цифровую бомбардировку сервера, который другая пытается использовать или даже хакнуть. Но в тот август бунт онлайновой и оффлайновой активности — в чём-то успешной, а в чём-то нет, но вся она проводилась под флагом Анонимусов — сросся в нечто, ощущавшееся как единая кампания. OpBart взлетел как стая птиц, каждый участник соотносил свои действия с группой через смутное понимание, куда движется целое.

После OpBart было естественным, что Анонимусы перешли к поддержке движения «Оккупируй Уолл-Стрит» — но опять-таки удивляла страсть, с какой они это сделали. Оккупай не был планом Анонимусов, и аноны составляли далеко не большинство в движении. Но Анонимусы объявили о своей поддержке очень рано, задолго до начальной даты 17 сентября, и поэтому помогли привлечь гораздо больше внимания СМИ к проекту, чем он мог бы получить иначе. Более того, поддержка Анонимусов помогла обзавестись этим ощущением власти, которого не хватало американским протестным движениям последних десятилетий: а именно, пониманием, что Оккупай способен на серьёзную месть, если власти перейдут черту.

Как OpTunisia, Оккупай безвозвратно изменил Анонимусов. Их трансформация в политическое движение, начавшаяся четырьмя годами ранее с Проекта Чанология, теперь завершилась. Не все аноны поддержали Оккупай, но поразительно, насколько много из них при вопросе о связи между Анонимусами и движением Оккупай Уолл-Стрит (OWS) кратко отвечали: «Одно и то же». Словно Оккупай, наконец, стал телом, способным вместить странствующий дух Анонимусов. Оккупай не был похож на площадь Тахрир, привлекшую юных героев, образованных передовых мыслителей Египта; он не был похож на летние демонстрации в Испании, собравшие весь спектр общества. Меньше и более разобщённый, чем восстания где бы то ни было ещё, Оккупай приветствовал тех кого извергало общество. Среди людей, устремившихся в парки по всей Америке, разбивших палаточные городки в сентябре и оставашихся в них на всю осень, было множество аутсайдеров, тех кто пал жертвой кредитного мошейничества и погряз с головой в студенческих займах или даже метамфетамине. Основным ядром движения Оккупай была плохо подготовленная армия, невооружённая, но нежелающая оставаться тихой и невидимой. Благодаря этому они идеально подходили Анонимусам. Оба коллектива связывало то, что они состояли из того типа людей, что никогда не могут найти комфортного места вобществе.

Когда по осени  городские власти начали выселять оккупантов, аноны с смотрели на жестокие картины и в них закепала ярость. Те самые оккупанты, которых они вдохновляли, обеспечивали технической помощью, с которыми они столи рядом, избивались и сажались в тюрьмы прямо на их глазах. Мрачное настроение снизошло на коллектив и в действительности более никогда не исчезло.

Вероятно, это объясняет, почему следующая цель AntiSec  — Stratfor, частная разведывательная компания — была атакована с такой странной и могучей яростью. Хакеры AntiSec, включая ныне скомпрометированного Сабу, работали над Stratfor упорней, чем над любой целью со времён HBGary. В течение недель хаками они прокладывали путь сквозь системы кампании. Сабу с готовностью предоставил новый (выданный ему ФБР) сервер хранения огромного архива украденных документов, который состоял из более чем 5 миллионов писем. Неделю спустя, после напряжённых и секретных переговоров, они выдали находку Wikileaks. Это была крупнейшая доксинг-атака, когда-либо предпринятая Анонимусами. Также, хакеры AntiSec  перевели около 700000 долларов с кредитных карт подписчиков Stratfor, большинстиво из которых ушло на благотворительность.

В январе Анонимусы помогали онлайн-протестам против SOPA и PIPA, скандальных антипиратских законов Конгресса США. Вскоре после этого они объявили о своем неприятие международного Торгового Соглашения Против Подделок (Anti-Counterfeiting Trade Agreement) и пообещали бороться с ним. Десятки тысяч людей вышли на улицы Польши, в одном только Кракове около 15000, в знак протеста против ACTA, многие в масках Гая Фокса. После первого раунда протестов, пока аноны по-прежнему держали недоступными сайты польского правительства, законодатели-оппозиционеры по сигналу надели маски Гая Фокса.

Позднее, когда сотни или тысячи протестующих вышли в городах всего Европейского Союза для открытого порицания ACTA, многие из них были в масках:  пластиковых, нарисованных на картоне, а некоторые нарисовали их прямо у себя на лице.

Были ли они все анонами? Были ли ими польские парламентарии? Может ли хоть кто-то сказать с увереностью? Особенно сейчас, когда Анонимусы преодолели границы цифрового мира и проложили себе дорогу на улицы, став радикальным движением, не похожим ни накого другого. У них нет основателя-философа или манифеста; нет клятвы или символа веры. Верно, что у Анонимусов есть политика, но вряд ли определённая платформа — лишь поддержка онлайн-свободы и ярость в отношение любого, кто пытается её ограничить. Нет, то чем в реальности стали Анонимусы так это культурой, с их отличительной иконографией (маски Фокса, безголовый человек в деловом костюме), с мемами о себе, со своим грубоватым чувством юмора. И когда кампании Анонимусов распространились по миру, вместе с ними распространилась и их культура, привнеся с собой особый стиль кибер-бунтов, заимствованный технически одаренными активистами из Восточной Европы, Азии, Латинской Америки и на Ближнем Востоке. Как пластиковая маска Фокса, Анонимусы — это новая "идентичность", которую каждый может примерить, когда захочет присоединиться к невидимой онлайн-орде.

Никто кроме Хектора Ксавьера Монсегура не знает, почему и зачем он стал Сабу, но утром 6 марта 2012 года, ФБР раскрыло кем Сабу стал и что он позволил делать ФБР под своим именем. Большинство анонов не были знакомы с Сабу, но он оставил след, а затем шрам, в душе коллектива. На несколько дней веселый треп в IRC отклонился с планирования операций к обсуждению, как сохранить безопасность, как выявлять федералов и доносчиков. Обозленный коллектив ещё сильней разозлился. Немедленно отреагировав на новость, один из знакомых Сабу написал:

нам нужно собрать свои жизни снова и идти дальше. Я продолжу делать то же, что всегда делал для Анонимусов,
анонимусы двигаются вперед!

С какой стороны не посмотреть, Анонимусы действительно двинулиь дальше. Верно, они уже не будут прежними, но лишь потому, что из года в год — даже изо дня в день — Анонимусы никогда не были прежними. Такова природа дело-кратий: c уходом определённых деятелей, будут осуществляться другие вещи. С выходом на площадку моралфагов некоторые лулзфаги ушли. С поворотом в сторону Freedom Ops и Оккупай, некоторые менее политизированные аноны потеряли интерес к движению. А теперь после ареста многих blackhat-хакеров  Анонимусы планируют свой курс без них, усиливая свою политическую миссию.

Аресты лишили Анонимусов, по крайней мере временно, источника талантов и социального вдохновения. Но даже если малая группа хакеров, изначально составлявших AntiSec, растворилась в сети, имя теперь живёт само по себе. Что было традиционной хакерской группировкой, структурированным и элитным клубом талантов среди остального хаотичного коллектива, теперь — как и сами Анонимусы — стало знаменем. 27 апреля “AntiSec” атаковали офис шерифа графства Лэйк, Флорида (Florida’s Lake County Sheriff’s Office), вытащив  несколько гигабайтов данных, имеющих отношение к национальной безопасности. Позже в мае “AntiSec” атаковали сайт чикагской полиции в отместку за то, что аноны посчитали грубым обращением с протестующими против НАТО. Примерно в то же время “AntiSec” также хакнули отдел юридической статистики Министерства юстиции США  (Department of Justice’s Bureau of Justice Statistics), опубликовав большой массив внутренней информации. Но как может сказать любой, эти атаки не были связаны с остатками группы в которой Сабу был старейшеной — они даже не контактировали друг с другом. Так, словно уничтожение AntiSec позволило идее AntiSec ускользнуть в социальный эфир Интернета.

После арестов казалось, что Анонимусы уже не будут больше ужасать правительства и корпорации, как раньше. Но это была та же иллюзия благордаря которой Аарон Барр насчитал 10 главных участников Анонимусов как раз перед тем, как улий разрушил его жизнь. Это тот вид ошибочного суждения, благодаря которому аналитик компании Stratfor Шон Нунан (Sean Noonan), прочтя что Анонимусы назвают себя «ультраскоординированным долбоебизмом» написал в личном электронном письме, что эта группа «абсолютно нескоординирована и не может ничего хакнуть» — и конечно, эти строки мы можем прочесть благодаря по настоящему скоординированному хаку его работодателя.

Анонимусы не согласованы, но они по-прежнему умудряются говорить одним голосом, требуя свободу в сети, которая является их домом. И поэтому безголовые костюмы по-прежнему появляются на вебсайтах правительств и корпораций, а маски Гая Фокса периодически заполняют улицы городов.

Ах да: Интернет всё ещё здесь.

 

Автор — Квинн Нортон
Источник —  www.wired.com

Перевод Алесксандр Бидин (poslezavtra.be), Knivy (nasha-versiya.ru)

?

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Оставить комментарий