'
PSNet, developing for LiveStreet CMS
10 февраля 2015

Как обеспечить финансирование важных и нужных дел?

Как обеспечить финансирование важных и нужных дел?Известная формула «Money makes the world go round» (деньги заставляют мир вертеться), как бы к ней не относится, отражает реальность общества, в котором мы все существуем. В этом смысле, деятельность радикальных активистов, тех, кто стремится к устранению системы деньги-власть, отмечена противоречием – она имеет целью безденежное общество, но протекает в условиях капитализма, когда любая серьезная политическая деятельность предполагает, в качестве одного из необходимых элементов финансовое обеспечение.

Чтобы найти оптимальную форму финансирования сегодня, давайте сначала совершим небольшой экскурс в историю

Вопрос финансов на разных этапах истории по-разному решался различными левыми силами. Примечателен в этом отношении печальный опыт большевиков. Очень многие до сих пор не прослеживают, не отдают себе отчета в прямой и органической связи, которая существовала между ленинистской концепцией «авангардной партии нового типа» и непрозрачностью большевистских партийных финансов, сомнительными способами финансирования партийной деятельности, недемократичным способом распределения денег. Ленин в «Что делать?» представил схему строения партии, которая, грубо говоря, состоит из трех иерархических этажей. Высший слой – т.н. «профессиональные революционеры», то есть люди, которые нигде не работают кроме партии, живут на партийные средства. Именно этот слой впоследствии развился в СССР в партноменклатуру. Второй слой – «агенты партии», курьеры, агитаторы и пр… Третий, массовый слой – рядовая партийная масса, состоящая преимущественно из рабочих. Очевидно, что какова бы ни была массовость большевистской партии (а она вплоть до Октября всегда уступала другим социалистическим партиям – эсерам и меньшевикам), обеспечить финансами деятельность такой партии только лишь за счет членских взносов, продажи партийных изданий и т.п. вещей совершенно не представлялось возможным.

Естественно, что большевики искали иные источники финансирования. Всем известны так называемые «экспроприации» или «эксы», в которых принимал участие, в том числе и начинающий большевик «Коба» — Сталин. Но истинной основой финансовой мощи большевиков, позволившей им обойти в плане ресурсов своих номинальных товарищей – меньшевиков, были отнюдь не эксы, а тайные финансовые операции с имуществом предпринимателей – старообрядцев, симпатизантов революционного движения Н.П. Шмита и С.Т. Морозова. Завладение через подставных лиц наследством Шмита принесло большевикам 280 тыс. руб., завладение частью наследства Саввы Морозова — 60 тыс. руб. По тем временам это были просто гигантские суммы (для сравнения — средняя зарплата рабочего в 1900 году составляла 21 руб. в месяц).

С самого начала эти средства были выведены из под какого-либо демократического внутрипартийного контроля. Ими бесконтрольно распоряжался так называемый «Большевистский центр», неофициальный орган в составе Ленина, Александра Богданова и Леонида Красина. Но Ленин не был в уверен в абсолютной лояльности своих коллег по БЦ. Именно намерение дискредитировать и отстранить Богданова от финансовых дел явилось одним из мотивов знаменитой философской полемики с «эмпириокритицизмом».  В 1907-1908 годах Ленину удалось взять БЦ под свой полный персональный контроль, введя туда лояльных ему лично людей – Зиновьева, Каменева, Рыкова и других. Секретарем БЦ Ленин назначил свою жену Н.К. Крупскую.

О том, как финансовая зависимость от центра на местах шла рука об руку с укреплением власти и авторитета Ленина и его группы в партии, писал А.А. Богданов: «Поскольку ему (т.е. БЦ), надо было воздействовать на общественное мнение партии, он старался делать это путём денежной зависимости, в которую он ставил как отдельных членов партии, так и целые организации, большевистские и не только большевистские. За последние два года не было дано организациям ни одного денежного отчёта, а истрачены были сотни тысяч. Попытки некоторых организаций установить постоянный контроль над принадлежащими им суммами встречали со стороны БЦ энергичный отпор и потерпели полное крушение. Таким образом, и в идейном, и в материальном, и в организационном смысле, БЦ стал бесконтрольным вершителем большевистских дел, поскольку они зависели от заграницы».

Любопытно, что в эмиграции Ленин, в отличии от Маркса отнюдь не бедствовал. Дольше всего в эмиграции он прожил в Париже. Там он снимал дорогие квартиры, сначала шикарную квартиру с прислугой за 1000 франков на улице Бонье, затем квартиру с центральным отоплением за 850 франков на улице Мари-Роз. Аренда таких квартир предполагала доход, как минимум в три-четыре раза превышающий среднюю зарплату французского рабочего в те годы.

Таким образом, даже если мы оставим в стороне, как исторически недоказанную, общеизвестную историю с «деньгами Германского Генштаба», фактом является абсолютная непрозрачность и бесконтрольность большевистских финансов, использование финансовых рычагов в качестве инструмента унификации, вождизма и единомыслия, которые и привели это политическое течение к конечному поражению.  

Все эти черты сохранились и усилились, когда большевики пришли к власти. Историкам еще предстоит много работы по прояснению финансовых операций большевиков у власти – сделки Ленина с Армандом Хаммером, операциям Коминтерна, контрибуциям  с голодающей Восточной Германии, судьбе «золота партии» в период перестройки и т.д.

В наши дни, когда большевистская политическая доктрина пришла к окончательному разложению, идейные наследники большевизма – сталинисты, троцкисты, ленинисты, маоисты и прочие представители политической фауны в том, что касается финансовых вопросов, демонстрируют те же самые черты, но в пародийных и скандальных формах. Так некоторые троцкисты, когда у власти был Каддафи, шакалили у ливийского посольства. Сталинисты и маоисты – стронники так называемой «новороссии» с потрохами поступили на содержание известно к кому. Наследнички большевиков с удовольствием готовы продать душу дьяволу – той или иной группировке буржуазии, так как питают иллюзии, что им удастся что-то выиграть в итоге. Но, в отличие от большевиков, за которыми все-таки стояли массы, за ними не стоит никто кроме них самих. Поэтому у них нет шансов никого переиграть. Максимум на что они могут рассчитывать от использования себя в чужих целях – некоторые блага лично для себя ценой моральной и политической гибели.

Имея перед глазами этот негативный опыт, что мы можем сделать сегодня? Прежде всего, мы должны понимать, что стратегия большевизма, т.е. взятие и удержание власти одной партией, исторически представляет собой скорее исключение, чем правило. В самом деле, Парижская Коммуна, Испанская революция 30х годов XX века и многие другие примеры показывают, что нормальным, естественным ходом революционных событий является объединение различных политических сил в Единый фронт. Именно в Едином фронте, на условиях полного равноправия участников, без «руководства» этим фронтом со стороны какого-либо отдельного политического течения, концентрируется политическая организация массового движения.

Мрак консервативного тренда, охватившего с начала 90х годов прошлого века широчайшие народные массы в России (не стоит обманываться, именно консервативный запрос со стороны большинства народа привел в политику ту галерею персонажей, которую мы имеем теперь), именно сейчас кажется беспросветным. Но, как известно, ночь особенно темна перед рассветом. Сейчас нужно надеяться, и готовится к пробуждению и обновлению общества.

Соответственно, нужно переходить от группового и сектантского мышления к более широкому, но, в то же время, принципиальному взгляду на вещи. Даже сейчас в нашей стране достаточно много людей, которые симпатизируют левой идее, но не хотят или не готовы помогать какому-то конкретному движению или организации. А ведь известно (Ленин, кстати, писал об этом и был в этом совершенно прав), что финансирование трудящимися прогрессивного движения само по себе является мощным фактором пробуждения и организации масс. Что из этого следует? Из этого следует, что необходимо проектное финансирование на основе прообраза будущего Единого фронта. То есть не так, чтобы какая-то группа, организация вышла и сказала – «вот у нас есть такое-то дело, давайте соберем средства». Это должно быть надпартийное, общее дело многих групп и отдельных энтузиастов. Конкретную схему можно и нужно еще продумать, но ясно, что это должна быть площадка онлайн и офлайн, которой занимаются специально отобранные, безупречно чистые в моральном отношении люди, которые решают вопросы коллегиально и консенсуально. Средства должны направляться на самые разнообразные прогрессивные проекты — просветительские, культурные, гуманитарные, политические и т.д. То есть речь идет о своего рода Фонде будущего Единого фронта.

Если говорить об онлайн части проекта, то тут можно реализовать что-то наподобие краудфандинговых площадок Kickstarter и Boomstarter (естественно, учитывая ситуацию в России, необходимо продумать вопросы безопасности).

Хотелось бы выразить надежду, что данная заметка послужит началом заинтересованному обсуждению и практической работе активистов над предложенным проектом. Группа "Элефтерология" готова принять участи в работе.

Together we can do it!

Денис Деев.

Элефтерология.

?

Комментарии (2)

RSS свернуть / развернуть
avatar
Увидел только одно предложение — собирать деньги не на отдельый проект, а на абстрактный «блок левых сил».
Почему автору кажется что люди будут лучше скидывать деньги на «непонятное ничто» чем на конкретное дело?
avatar
99% воды в желтом стиле и один абзац про финансирование метафорического «Единого фронта». Боже, что я только что прочитал.

Оставить комментарий