'
PSNet, developing for LiveStreet CMS
19 октября 2014

Cвятой Прекарий: как итальянский прекариат борется за свои права

Cвятой Прекарий: как итальянский прекариат борется за свои права

В начале месяца в Санкт-Петербурге прошла конференция “Трудные действия”. Несмотря на то, что её организатором выступил Профсоюз работников IT, основная часть выступлений касалась не только этой отрасли, но и тех новых условий труда, в которых оказываются вовлечены все больше и больше людей по всему миру – нестабильная занятость, временные контракты: в общем, то, что называется непривычным словом «прекарность».

Пожалуй, самым интересным был доклад участниц итальянского движения “Сан Прекарио” (“Святой Прекарий”). Возникнув в ответ на неолиберальные реформы, которые должны были привнести в сферу труда «пластичность и конкурентность», движение начало экспериментировать с новыми формами борьбы на рабочем месте. Старые методы оказались попросту невозможны: кроме юридических сложностей, временные контракты и удаленные формы работы приводят к текучести и разобщенности работников между собой и, в то же время, увеличивают зависимость от работодателя. Сами работники могут не осознавать своего уязвимого положения, воспринимая ситуацию как нормальную, естественную и даже считая себя свободными «фрилансерами», хотя зачастую они привязаны лишь к одному работодателю.  В итоге работодатель получает такого же постоянного, предсказуемого работника, как и на нормальном контракте, но не несет сопутствующих расходов. Так как проблема коренится в эмоциональной и концептуальной сфере не менее, чем в формальной юридической, движение активно экспериментирует с «воображаемым», с восприятием работниками своего положения. На мой взгляд, это самый интересный элемент их опыта, крайне важный для российских реалий, где отсутствует традиция трудового сопротивления, а наемные работники (не только прекарии, но и “классические” индустриальные пролетарии) часто мыслят себя в рамках капиталистической матрицы, готовы занять сторону босса.

Презентацию “Сан Прекарио” можно посмотреть на видео, но я решил расшифровать (и несколько причесать) это выступление, так как воспринимать параллельный перевод довольно утомительно. С остальными выступлениями вы можете ознакомиться на канале Профсоюза IT работников.  

 

Привет, я из движения “Сан Прекарио”. На сайте сказано, что движение возникло в 2004, но на самом деле это произошло гораздо раньше. В 1998 был принят пакет законов, которые у нас в Италии стал первой попыткой неолиберальной атаки на рынок труда и на труд в целом.

В 1999 мы создали организацию Chainworkersи сайт, вокруг которого начала происходила основная активность. На этом сайте мы собирали информацию о том, что происходит внутри труда, распространяли её, задавали контекст.

После этого мы начали проводить акции против различных крупных сетей, фирм, например, Макдональдс, Бургер Кинг итд. Это была зачаточная практика. Мы действовали там, где у нас уже были активисты-работники. И это была в основном пропагандистская работа.

Затем мы начали сотрудничать с одним профсоюзом и помогать рабочим и профсоюзникам устраивать акции, когда были какие-либо проблемы с проведением традиционных забастовок. Мы проводили пикеты, раздавали листовки, иногда захватывали помещения, участвовали в противостояниях с полицией.

Постепенно наш коллектив начал расти и мы стали выходить на Первое мая вместе с традиционными, вписанными в систему профсоюзами.

Мы начали с критики Первомая, с самой формы, которую организуют профсоюзы, и стали вносить свою повестку касательно прекариата и целого ряда вопросов, которые никто не поднимал.

Мы воспользовались Первым мая, чтобы впервые показать условия прекарности и поставить целый ряд вопросов. Это произошло ещё в 2001. Это было особенно актуально, так как в Милане большая часть работы перешла в третичный сектор (сфера услуг) из фабрик и заводов.

Мы начали понимать, что сами условия труда действительно изменились, что юридические формы договоров меняются и уже не соответствуют тем, что были раньше, что мы находимся в другой ситуации.

Возьмем, например, прекарного журналиста, то есть журналиста, у которого нет полноценного трудового контракта. Условия его труда не защищены и даже в такой крупной газете, как «Corriere della Sera», он получает за статью какие-то копейки.

Также была введена такая форма трехмесячных контрактов. На них попадали люди, которые только-только закончили университет и получали за 12 дней полноценной работы не больше 400 евро.

В какой-то момент мы поняли, что нас всех уже не хватает для актуализации этих тем в общественном пространстве. Тогда мы создали сеть, объединившую организации из разных городов, которые начали сами начали поднимать вопросы прекарности.

Из этой совместной работы различных организаций и возник в 2004 наш святой Сан Прекарио.

 

Теперь я расскажу подробнее, как и из чего возник “Сан Прекарио” и начну с того, что основной принцип работы фирм с подобной занятостью сотрудников – это привязать к себе, сделать работников  “верными” .

Эта “верность” достигается различными путями, схожими с тем, как маркетологи привязывают потребителей к определенному бренду – ты потребляешь продукт, а тебе говорят, что ты живешь каким-то определенным стилем жизни, или, например, тебя привязывают дисконтной картой к супермаркету.

Этот механизм создания лояльности, создания привязанности существует и внутри фирмы между работодателями и работниками: пусть ты получаешь 5 евро за колонку, но ты работаешь в “Corriere della Sera”, самой крупной итальянской газете, ты выше большинства ну и так далее.

Разрабатываются всевозможные стратегии постепенной инициации работников в компанию, к которой он все больше и больше привязывается, вне зависимости от реальных экономических отношений.

Один из первых наших опытов был связан с телекомпанией Sky Italia – крупнейшей телевизионной сетью, когда мы впервые попытались разорвать эти связи “верности”, развести работников и работодателей.

Практически все традиционные профсоюзы вообще ничего не делали с этой ситуацией, она их полностью устраивала, с их стороны не было никаких протестов. Они просто не поспевали за неолиберализацией труда.

В то время, как среди прекариев, среди временных работников, ситуация лояльностии привязанности очень распространена: работник трудится всего 3 месяца и все равно привязывается к своей фирме. И мы стали пытаться создать точку разрыва

Несмотря на то, что через 3 месяца работника выкинут на улицу, так как контракт закончится, он продолжает отождествлять себя с компанией. Мы попробовали с этим бороться.

Нашей первой задачей было напомнить прекарию о том, что он прекарий, заставить задуматься о своих условиях труда. Мы разработали стратегию, когда отношения между работником и фирмой становятся практически механистическими, жесткими – платите, и контракт разрывается и работник уходит. Это было базовой формулой, которая означала, что разрыв контракта означает реальный конец сотрудничества.

После этого мы начали работать с тем, что мы назвали “воображаемым”. Есть некий набор образов, связанный с работником и его работодателем, и мы начали вторгаться в эту образную область и предлагать контр-образы. Мы начали перерабатывать воображаемое так, чтобы оно было направлено на конфликт и на отстаивание своих прав.

Сейчас мы покажем вам видео (организаторы конференцииобещают перевести и выложить фильм в скором времени на сайт прим.ред.) Оно связано с проходящей 4 раза в год в Милане выставкой, где практически ничего не продают, товары не выложены, а прибавочная стоимость образуется за счет образованием связи между брендами и посетителями.

У этой выставки фантастический оборот – что-то в районе 5 миллиардов евро. При этом практически весь труд на этой выставке – прекарный: от труда простых уборщиц до тех, кто работает с аппаратурой, обеспечивает техническое оснащение.

Как раз в то время мы задумывались над тем, как вывести “Сан Прекарио” на национальный уровень, а среди работников этой выставки уже были наши активисты. И тогда мы создали собственный бренд.

Мы создали бренд Serpica — это анаграмма от “Сан Прекарио”. И мы выставили этот бренд на миланской неделе моды. Формально это была полноценная, зарегистрированная фирма. Большие бренды знали, что что-то будет, но ничего не могли поделать. В итоге мы с помощью своей фирмы придали видимость этой проблеме – пришли журналисты, фотографы.  Мы организовали дефиле самих прекариев.

Сам факт раскрутки был двухходовым: с одной стороны мы запустили свой прекарный бренд, разработали логотип, зарегистрировали фирму итд. С другой, от самих же себя, как от движения “Сан Прекарио”, мы сделали заявление против своего же бренда, мол, он нам не нравится, мы протестуем против него. Возник скандал, на который налетели журналисты. Это один из примеров того, чем мы занимаемся.
Мы, как “Сан Прекарио”, не создаем и не регистрируем профсоюзы, но, разумеется, у нас есть отдел, который занимается юридической поддержкой. Также у нас есть отдел, который занимается активистской поддержкой.

В основном речь идет о двух вещах. Первая – это юридическая помощь, вторая – активистская, если кто-то хочет что-то сделать у себя на рабочем месте. Если работник хочет поднять вопрос об условиях своего труда, то в зависимости от цели мы можем предложить разные средства.

Например, к нам обращались журналисты, которые по условиям своего профсоюза не могут провести забастовку в своей газете. Тогда мы предложили и помогли сделать фейковый журнал, который раздавался практически везде и изобличал, критиковал происходящее.

Хотелось бы уточнить про участие в Первомае. Мы идем отдельно от больших профсоюзов, которые ходят утром. Мы же идем днем или вечером. Это демонстрация только прекариев, с помощью которой они могут самоидентифицироваться и показать, что они есть. Это праздник, хотя участники также агрессивно критикуют свои условия труда. Мы выбираем такую форму, чтобы люди при этом развлекались.

Каждый год мы договариваемся внутри Италии и с международными организациями и выбираем тему для Первомая, общие слоганы и общий подход. Основная задача каждый раз – это поднять тему прекарности работников, поскольку большие профсоюзы отказываются поднимать эту тему. Перед Первомаем в течение недели проводятся различные акции, которые тем или иным образом критикуют ситуацию.

К нам обращаются работники, иногда один, иногда несколько, иногда сразу много из одной фирмы, которым не нравятся их условия труда. Им нужно как-то озвучить условия своего труда, свои проблемы. Что мы делаем? Там, где требуются профессионалы – например, адвокат, мы его предоставляем. Но главная наша задача — помочь работнику создать конфликтную ситуацию на фирме самому.

В качестве примера можно взять ситуацию в одном колл-центре, я сама там работала. 255 человек переводят с полного рабочего дня на неполный, а профсоюз ничего не хочет делать, он согласен с происходящим.

“Сан Прекарио” сразу предоставил бесплатного адвоката, который начал проверять законность этих действий. Также мы помогли сделать и раскрутить блог, в котором подробно рассказывали о том, что происходит в фирме.

Но, в первую очередь, работники сами участвуют в борьбе. Они изготовляют листовки, они проводят забастовки. Что интересно в данном случае — адвокат “Сан Прекарио” вынудил профсоюз провести забастовку. Работники соорганизовались и сказали, что не будут платить взносы, если вы, начальство профсоюза, не поможете нам. Поскольку некоторые работники — не члены профсоюза не могли выйти на переговоры с руководством, то они создали дополнительный независимый профсоюз.

Бывают ситуации, когда к нам обращается группа работников, работающих на временных контрактах и не имеющих возможности участвовать в забастовках. Тогда адвокат “Сан Прекарио” оспаривает их положение в суде и их принимают на постоянную работу.

Иногда мы вторгаемся в сам бренд, в том смысле, что мы его «угоняем» и переделываем, чтобы в нем был виден предстоящий конфликт. Мы создаем блог, на нем выкладываем переделанный спародированный логотип, иногда идем дальше и напрямую информируем клиентов о том, что происходит в фирме.

Вопросы из зала:

А как у вас дело обстоит с финансированием? На оплату тех же адвокатов?

У нас есть рассылка, где находятся специалисты самого широкого профиля, они помогают нам своими умениями и навыками.

Вопрос непосредственного финансирования — сложный и состоит из разных частей, но что касается адвоката, то если в Италии дело выигрывается работниками, то все расходы, включая и адвоката, оплачивает работодатель. Но даже если работники проигрывают, работодатель оплачивает судебные издержки. Часто бывает, что работники жертвуют “Сан Прикарио” какую-то символическую сумму, евро 100.

У меня сложилось впечатление, что ваша организация не очень готова к сотрудничеству с организациями обычных рабочих, не прекариев.

В первую очередь мы напрямую работаем с прекариями, потому что в Италии у них нет никакой юридической поддержки.

Конечно, прекариат — это наш осознанный выбор, но, мы поддерживаем контакты с целым рядом обычных профсоюзов, с большим количеством обычных рабочих, которые хотят более современных форм протестной борьбы, потому что профсоюзы — достаточно устаревшая форма, по крайней мере, главное их оружие, забастовки, далеко не всегда работает. К тому же во время забастовки рабочим не платят. А когда методами “Сан Прекарио” атакуется бренд, фирме наносится достаточно значительный ущерб, но при этом работники фирмы не теряют деньги. Поэтому к нам обращаются не только прекарии.

Значительная часть прекариев являются мигрантами, делаете ли вы акцент на них?

С одной стороны, все эмигранты являются прекариями. Но с ними ситуация намного сложнее, ведь, чтобы жить в Италии, ты должен иметь работу. Соответственно, они находятся в очень рискованном положении. Они борются за свои права, но пока что для них это слишком опасно.

Иногда мы контактируем с ними, часто что-то получается в сфере логистики. Но в общем и целом мигрантов слишком легко шантажировать. Даже по сравнению с прекариями они находятся в хрупких условиях. Когда это возможно, мы помогаем.
Cвятой Прекарий: как итальянский прекариат борется за свои права

Какие существуют политические силы, которые противостоят вам? Может быть, партии правого толка?

Наш основной противник — это профсоюзы и связанные с ними политические партии. Большая часть борьбы происходит с ними. Что касается предприятий, то там иная ситуация. В большинстве случаев мы все делаем анонимно, и фирма не знает, против кого действовать, так как мы изобличаем её так, чтобы не был ясен источник.

Когда мы говорим о профсоюзах – мы имеем в виду 3-4 профсоюза, плотно связанных с парламентскими партиями. С рядовыми профсоюзами мы контактируем и работаем вместе.

 
?

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Оставить комментарий