'
PSNet, developing for LiveStreet CMS
20 марта 2014

Деньги – это всего лишь долговые обязательства, которые штампуют банки

Деньги – это всего лишь долговые обязательства, которые штампуют банки

Вполне возможно, что время неолиберальной гегемонии подходит к концу. На прошлой неделе одна из самых авторитетных финансовых институций в мире, Банк Англии, опубликовала доклад, который опровергает основные идеологические постулаты главенствующего сегодня экономикса. По горячим следам, небезызвестный Дэвид Грэбер написал статью в The Guardian, где человеческим языком разъяснил смысл и возможные последствия этого доклада.  

Говорят, в далеких 30-х Генри Форд заявил, что незнание американцев о том как в действительности работает банковская система, является благом, ведь узнай они, «то революция произойдет ещё до завтрашнего утра».

На прошлой неделе случилось нечто удивительное: Банк Англии сболтнул лишнего. Три экономиста из Управления монетарного анализа Банка в своем докладе под названием «Создание денег в современной экономике» заявили прямым текстом, что общепринятое представление о том, как работает банковская система, попросту ложно, в то время как популистские, еретические взгляды групп вроде Occupy Wall Streetна самом деле верны. Своими действиями они фактически опровергли все теоретические основы «политики экономии».
 
Для того, чтобы понять насколько радикальной оказалась новая позиция Банка, необходимо рассмотреть традиционную точку зрения, на основе которой ведутся все респектабельные споры о государственной политике. Люди вкладывают свои деньги в банки. Затем банки отдают взаймы эти деньги под проценты – неважно, потребителю или предпринимателю, желающему вложиться в какое-нибудь прибыльное дело. Действительно, система частичного резервирования позволяет банкам отдавать в долг значительно больше средств, чем хранится у них в виде вкладов, а также правда то, что если сбережений недостаточно, частные банки могут занять недостающие средства у центрального банка.
 

Центральный банк может печатать столько денег, сколько хочет. Но также он должен заботиться о том, чтобы не напечатать слишком много денег. Действительно, нам часто рассказывают, почему необходим именно независимый центральный банк. Если бы правительства могли печатать деньги сами, то они бы напечатали их слишком много. В результате этого возникнет инфляция, которая ввергнет экономику в хаос. Такие институции как Банк Англии или Федеральный Резерв США были созданы для того, чтобы аккуратно регулировать денежную массу, предотвращая инфляцию. Именно поэтому им запрещено напрямую спонсировать правительство, например, покупая государственные облигации, и вместо этого они финансируют частную экономическую деятельность, с которой государство собирает налоги.

Это обуславливает наше восприятие денег как ограниченных ресурсов, вроде алюминиевой руды или бензина. Например, мы можем говорить о том, что «у нас просто не хватает денег» для социальных программ, о безнравственности государственного долга или о вытеснении частных инвестиций государственными расходами. Но Банк Англии на этой неделе заявил, что все вышесказанное неправда. Цитируя их собственное заключение: «Вместо того, чтобы получать вклады со сбережений домохозяйств, и лишь затем отдавать их взаймы, банки, самим процессом кредитования создают новые вклады»…  «В нормальной ситуации центральный банк не устанавливает количество денежной массы в обращении, а также не имеет отношения к «умножающимся» через займы и депозиты деньгам.»

Другими словами, все, что мы знаем, не просто ложь – дела обстоят с точностью до наоборот. Когда банки дают ссуды, они создают деньги. Потому что деньги — это лишь долговые обязательства. Центральному банку отводится почетная роль председателя, заверяющего законный порядок, согласно которому у банков есть эксклюзивное право создавать долговые обязательства разных видов, один из которых правительства признают в качестве законного платежного средства, собирая в нем налоги. Пока банки могут найти желающих взять в долг, количество создаваемых ими денег ничем не ограничено. Но этот процесс невозможно отследить, так как заемщики, как правило, берут деньги не для того, чтобы спрятать их под своим матрасом; в конечном счете, любые деньги, которые банки дали взаймы, осядут в каком-нибудь ещё банке. Таким образом, для банковской системы в целом, любой заем становится всего лишь ещё одним вкладом. Более того, если вдруг у банков появляется потребность в заемных средствах, они берут их в центральном банке, они могут взять столько сколько хотят; Центробанк, лишь устанавливает процентную ставку — стоимость денег, а не их количество. С начала рецессии Американский и Британский Центробанки уменьшили эту стоимость практически до ноля. В действительности, с помощью «валютного стимулирования» они успешно вкачали в банки столько денег, сколько смогли, без каких-либо инфляционных эффектов.

Это означает, что в реальности количество денег в обращении ограничивается не тем, сколько центральный банк посчитал нужным дать взаймы, а тем, сколько правительство, фирмы, и обычные граждане пожелали занять. Государственные траты — это главный фактор среди всего перечисленного (и авторы доклада подтверждают, что центральный банк все-таки спонсирует правительство). Таким образом, проблемы вытеснения частных инвестиций государственными расходами просто не существует. Все полностью наоборот.

Почему же Банк Англии внезапно признал все это? Да потому, что все это очевидная истина. Вообще-то задача Центробанков — поддерживать систему в тонусе, а в последнее время она функционировала не слишком стабильно. Возможно, в банке сочли, что обслуживание сказочной версии экономической теории, столь благосклонной к богатым, сегодня является непозволительной роскошью

С политической же точки зрения это действие — крайне рискованный шаг. Просто представьте, что может произойти, если держатели ипотеки осознают, что деньги, которые одолжил им банк, на самом деле не являются сбережениями каких-нибудь экономных пенсионеров, банк просто вызывал их из небытия своей волшебной палочкой, которую мы, общество, сами же ему и вручили.
 
Исторически сложилось так, что Банк Англии часто был чем-то вроде законодателя моды в области экономической теории. Он подтверждал позиции, которые ранее считались радикальными, а в конечном итоге становились новой ортодоксией. Если в этот раз произойдет то же самое, то вскоре мы узнаем, прав ли был Генри Форд.
 
Источник — theguardian.com

 

?

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Оставить комментарий